Home » Политика » Недопущение ядерной войны под вопросом: США уличены в двойной игре

Недопущение ядерной войны под вопросом: США уличены в двойной игре

На днях пять держав, владеющих атомным оружием, выступили с заявлением о недопущении ядерной войны. Но снят ли вопрос о выживании человечества окончательно? Сколько было подобных договоров и таких же «снятий»? Президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал о многих смыслах и подоплеках современной американской политики.

Фото: pixabay.com

– Лидеры России, Британии, США, Китая и Франции, пяти стран, официально обладающих ядерным оружием, выступили 3 января с совместным заявлением о недопущении ядерной войны и гонки вооружений. «Мы заявляем, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана», — говорится в тексте заявления.

Рукоплещу данному заявлению. И очень надеюсь, что все постулаты, здесь прописанные, будут свято соблюдаться хотя бы лет десять. Даст Бог – и дальше. Например, что обладающие ядерным оружием государства обязаны не допустить его применения. И их приверженность к конечной цели построения мира, свободного от ядерного оружия. Ядерные державы также обещали предотвращать распространение ядерного оружия и работать в рамках международных соглашений и конвенций. Напомню, что документ был принят по инициативе России. Об этом заявила представитель МИД России Мария Захарова. Она рассказала, что он готовился к намеченному на 4 января открытию конференции о Договоре о нераспространении ядерного оружия в Нью-Йорке. Хотя начало конференции было отложено, лидеры пяти держав решили опубликовать текст.

– Так что же вас смущает?

– Смущает двойная игра со стороны некоторых партнеров. Безусловно, договорённость о недопущении ядерной войны в современном мире — это выдающееся достижение. Но, увы, это не означает победу новой «политики разрядки». Глобальные противоречия между великими державами в современном мире, высокий уровень конфликтности, противостояния, вплоть до военного, не только никуда не ушли, но и становятся постоянным атрибутом международных отношений в XXI веке.

– Так было всегда. Есть что-то новенькое?

– Все старое, меняются лишь декорации. Судите сами. Почти одновременно с подготовкой этого знакового заявления готовился доклад Исследовательской службы Конгресса США «Возобновление конкуренции великих держав: последствия для обороны». Он был представлен незадолго до общего заявления пяти официальных ядерных держав — 21 декабря 2021 года. И там совсем не миротворческие мысли.

– Наверняка американцы пытаются как-то объяснить свое миролюбие – хотя бы сами для себя.

– Да, и при этом их вынужденное миролюбие совсем не основывается на всеобщем человеколюбии, а исключительно на проблемном для них геополитическом раскладе. И это объяснимо. В прошедшем году в очередной раз обрисовалась логика США: всех боимся, но воевать не хотим, да и толком не можем и не умеем — вспомним бегство из Афганистана. Но при этом никому не верим, даже так называемым союзникам. Однако, все равно очень хочется быть главными во всем мире, снимать сливки с мировой экономики, и при этом не быть очень сильно битыми, потому что – больно и стыдно.

– А что им не так? Они же – лидеры в демократическом мире!

– В том-то и дело, что только в демократическом. Хочется ведь быть главными во всем. Поэтому в докладе говорится, что возобновление конкуренции между великими державами привело к тому, что в дискуссиях по вопросам обороны США ядерному оружию и ядерному сдерживанию вновь стали уделять повышенное внимание. При этом подчеркивается, что подтверждение Россией своего статуса крупной мировой державы включало, среди прочего, неоднократные ссылки российских официальных лиц на ядерный потенциал России и статус России как крупной ядерной державы. Вот это и обидно!

Американцы все еще мыслят категориями горбачевско-ельцинских лет. И не могут поверить и принять, что мы очнулись после перестроечного обморока. Но сейчас у них – новая головная боль – Китай. Они констатируют, что в настоящее время ядерные возможности Китая пока намного скромнее, чем у России. Но, как сообщается, Китай совершенствует и быстро наращивает свои ядерные силы в рамках общих усилий по модернизации вооруженных сил.

Повышенное внимание в дискуссиях по вопросам обороны и безопасности США к ядерному оружию и ядерному сдерживанию происходит в то время, когда министерство обороны США пока только начинает разрабатывать многолетний план, как потратить десятки миллиардов долларов на модернизацию стратегических сил ядерного сдерживания США.

– То есть, им просто надо выиграть время? Отсюда и миролюбие?

– Полагаю, что подписание США документа 3 января 2022 года во многом обусловлено именно этим фактором – деваться некуда, они проигрывают в темпе на несколько ходов.

– Вы имеете в виду наши новейшие военные разработки, в том числе гиперзвуковые ракеты?

– Да, американцев это весьма озадачило. Например, в настоящее время существуют планы США приобретения нового класса подводных лодок с баллистическими ракетами и дальнего бомбардировщика следующего поколения.

Еще администрация Трампа пригласила Китай стать третьим участником, наряду с США и Россией, в переговорах о будущих ограничениях ядерных вооружений. По сообщениям, Пекин отказался присоединиться к таким переговорам, если Соединенные Штаты не согласятся сократить свои ядерные силы до гораздо более низкого уровня Китая.

Китай никогда не был излишне доверчив и наивен. Напомню,16 ноября прошлого года, после виртуальной встречи между председателем КНР Си Цзиньпином и президентом Байденом, советник Белого дома по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что «лидеры двух стран договорились о том, что мы будем стремиться продолжить обсуждение стратегических вопросов». В сообщении прессы от 17 ноября 2021 года говорилось: «Соединённые Штаты и Китай будут стремиться к переговорам о контроле над вооружениями, а не к формальным переговорам». Китай заставил себя уважать.

Теперь же американские аналитики полагают, что эпоха международных отношений после холодной войны уступила место принципиально иной ситуации конкуренции великих держав с Китаем и Россией.

Во Временном руководстве по стратегии национальной безопасности администрации Байдена говорится, – это март 2021 года, — что «мы сталкиваемся с миром растущего национализма, отступающей демократии, растущего соперничества».

– В чем конкретно они видят угрозу?

– В докладе Конгрессу отмечено, что «Пекин, и Москва вложили значительные средства в усилия, направленные на то, чтобы проверить силы США и помешать нам защищать наши интересы и союзников по всему миру. Региональные игроки, такие как Иран и Северная Корея, продолжают использовать возможности и технологии, меняющие правила игры, одновременно угрожая союзникам и партнёрам США и бросая вызов региональной стабильности. Мы также сталкиваемся с проблемами внутри стран с хрупким управлением, а также со стороны влиятельных негосударственных субъектов, которые способны нарушить интересы Америки. Терроризм и насильственный экстремизм как внутри страны, так и за ее пределами остаются серьёзными угрозами».

Вот еще цитаты из доклада Когрессу:

«Защита Америки означает установление чётких приоритетов в рамках нашего оборонного бюджета. Прежде всего, мы продолжим инвестировать в людей, которые служат в наших добровольческих силах, и в их семьи. Мы будем поддерживать боевую готовность и обеспечивать, чтобы Вооруженные силы США оставались наиболее подготовленными и оснащенными силами в мире.

Перед лицом стратегических вызовов, исходящих от все более напористого Китая и дестабилизирующей России, мы оценим соответствующую структуру, возможности и размер сил, и, работая с Конгрессом, сместим акцент с ненужных устаревших платформ и систем вооружений на высвобождение ресурсов для инвестиций в передовые технологии и возможности, которые определят наши преимущества в военной и национальной безопасности в будущем. Мы оптимизируем процессы разработки, тестирования, приобретения, развёртывания и защиты этих технологий.

Мы позаботимся о том, чтобы у нас была квалифицированная рабочая сила для их приобретения, интеграции и эксплуатации. И мы будем формировать этические и нормативные рамки, чтобы гарантировать ответственное использование этих технологий.

Мы сохраним квалификацию сил специальных операций, чтобы сосредоточиться на кризисном реагировании и приоритетных миссиях по борьбе с терроризмом и нетрадиционным боевым действиям. И мы будем развивать возможности, чтобы лучше конкурировать и сдерживать действия серой зоны.

Мы будем уделять приоритетное внимание оборонным инвестициям в устойчивость к изменению климата и чистую энергию».

– Здесь американцев трудно в чем-то упрекнуть, мы делаем то же самое в стремлении укрепить свою безопасность и обороноспособность.

– Да, но при этом мы не лезем на другие континенты. А вот в докладе Конгрессу доминирующим мотивом проходит военная политика в отношении Евразии: «С точки зрения общей стратегии и геополитики США можно отметить, что большая часть людей, ресурсов и экономической деятельности в мире находится не в Западном полушарии, а в другом полушарии, особенно в Евразии. В ответ на эту основную черту географии, политики США в течение последних нескольких десятилетий решили преследовать в качестве ключевого элемента национальной стратегии США цель предотвращения появления региональных гегемонов в Евразии.

Цель предотвращения появления региональных гегемонов в Евразии является основной причиной того, почему американские вооруженные силы структурированы с использованием силовых элементов, которые позволяют им развёртываться из Соединенных Штатов, пересекать обширные пространства океана и воздушного пространства, а затем проводить устойчивые, масштабные военные операции по прибытии в Евразию или через воды и воздушное пространство, окружающее Евразию.

Элементы сил, связанные с этой целью, включают, среди прочего, ВВС со значительным количеством бомбардировщиков дальнего действия, самолёты дальнего наблюдения, самолёты дальних воздушных перевозок, танкеры-заправщики, а также флот со значительным количеством авианосцев с ядерными двигателями».

– То есть, они сами признались в нацеленности на Евразию всех возможных военных сил и средств США и НАТО. И все ради того, чтобы там не появился некий «гегемон». Что известно насчет американских сил и средств, готовых к применению в Евразии?

– Новые операционные концепции США ориентированы на более полную интеграцию военных возможностей в нескольких областях. Например, земля, воздух, море, космос, электромагнитное поле, информация и киберпространство. Разумеется, с использованием вооруженных сил США. Многие программы обнаружения министерства обороны США, учения, и эксперименты по ведению боевых действий были инициированы, ускорены, расширены в масштабах, получили более высокий приоритет или их продолжение было оправдано в результате нового акцента на высокотехнологичной войне.

Программы приобретения оружия, которые могут быть связаны с подготовкой к ведению боевых действий высокого уровня, включают программы по закупке современных самолётов, таких как истребитель F-35 Joint Strike Fighter и дальний бомбардировщик следующего поколения, высокопроизводительных боевых кораблей, таких как ударная подводная лодка типа «Вирджиния» и эсминец Aegis класса DDG-51, дальнобойных наземных средств нападения и противокорабельных орудий, новых типов оружия, таких как лазеры, новых C4ISR (командование, управление, возможности связи, компьютеров, разведки, наблюдения и разведки), возможностей военного космоса, возможностей радиоэлектронной борьбы, военных кибервозможностей, гиперзвукового оружия, а также военного использования робототехники и автономных беспилотных транспортных средств, квантовых технологий и искусственного интеллекта.

– То есть для американцев сейчас важны не только сами инновации, сколько скорость разработки и развертывания систем новых вооружений?

– Именно в этом суть новой развертывающейся гонки вооружений. Умных голов везде хватает, важно, кто успеет первым претворить идеи в жизнь. Вернее, если речь идет об оружии, — в смерть. Нельзя не согласиться с американскими аналитиками в том, что «успех больше не достаётся стране, которая первой разрабатывает новую технологию, а скорее той, которая лучше интегрирует ее и адаптирует в свой способ борьбы».

– Есть еще один аргумент против войны – мы все взаимосвязаны, в том числе – экономически.

– Что характерно, санкции и российская стратегия импортозамещения это очень хорошо продемонстрировали. Поэтому американские аналитики сейчас бьются над многими жизненно важными для них вопросами. В какой степени китайские или российские компоненты, подкомпоненты, материалы или программное обеспечение включены в оборудование министерства обороны Соединенных Штатов? Насколько хорошо Пентагон понимает эту проблему? Какие последствия может иметь эта проблема для надёжности, ремонтопригодности военных систем США, особенно во время войны? Какие действия принимает или планирует предпринять минобороны США для обеспечения безопасности цепочки поставок, особенно в отношении китайских или российских компонентов и материалов?

– Ответы они, конечно, найдут. Насколько это повлияет на вооруженное противостояние в мире?

– Авторы доклада Конгрессу США приходят к выводу, что модный сейчас термин «холодная война 2.0» вполне приемлем для обозначения ситуации, которым характеризуется современный миропорядок. Приходится констатировать, что мы живём в обстановке, когда, провозглашая невозможность ядерной войны, продолжаем наращивать все виды вооружения и повышаем мобилизационную готовность к этой войне.

Кроме того, до настоящего времени, в военных доктринах всех ведущих ядерных держав содержится принцип о допустимости применения ядерного оружия первыми при наличии угрозы военного нападения. Это означает, что статья 4 устава ООН о неприменении не только силы, но и угрозы силой не действует…

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.