Home » Политика » Конец операции «Транзит»: какой урок извлечет власть из казахстанских событий

Конец операции «Транзит»: какой урок извлечет власть из казахстанских событий

Выстрелы на улицах казахстанских городов звучат все реже, но дым по-прежнему плотно окутывает поле затихающей битвы. Что это было: гражданская война, иностранная агрессия, революция, восстание обнищавших, доведенных до отчаяния низов, мятеж экстремистов, госпереворот? Споры о природе и характере январских событий будут идти еще долго, причем ждать, что в них родится устраивающая всех истина, совершенно не приходится. Но чем бы то ни было, кое-какие выводы можно сделать уже сегодня.

Фото: AP

Итак, о чем нас предупреждает горький, но поучительный казахстанский опыт? О том, во-первых, что декоративная демократия — крайне нестабильная конструкция. Высокие рейтинги и электоральные результаты «отцов нации» и преданных им партий власти (или, точнее, — партий при власти) дают иллюзию стабильности, но отнюдь не саму стабильность. Зависимость тут скорее обратная: чем выше официальный процент народной поддержки, тем слабее поддержка реальная.

Стоит напомнить, что нынешний казахстанский лидер Касым-Жомарт Токаев на прошедших в июне 2019 года внеочередных президентских выборах победил с триумфальными 70,96 процента голосов. Последний результат партии «Нур Отан», казахстанского аналога «Единой России» (выборы в Мажилис, нижнюю палату парламента республики, прошли в январе 2021 года), — 71,09 процента.

По идее, эти цифры должны свидетельствовать о невероятной популярности президента и его партии, о крепкой беззаветной народной любви. А что в действительности?

В действительности на улицы и площади казахстанских городов высыпало в эти смутные январские дни много разнообразного люду. Высыпали недовольные ростом цен и недовольные властью в целом. Высыпали зеваки. Высыпали погромщики и мародеры. Не было там лишь одной категории — убежденных сторонников Токаева и ведомого им «Нур Отана». Хотя эта категория, если верить результатам выборов, покрывает все прочие, как бык овцу.

Куда делись, куда растворились все эти широкие массы горячих поклонников власти? Почему не подставили своим избранникам плечо в трудную минуту, не вышли защитить административные здания и офисы любимой партии «Нур Отан»? Хотя уместнее, пожалуй, другой вопрос: а были ли на самом деле эти поклонники? Не миф ли это, созданный управляемыми, подтасованными выборами и безудержной пропагандой? И единственно возможный ответ: да, миф.

Точно такой же, как и миф о мощном, стабильном Казахстане, уверенно движущемся вперед по пути авторитарной модернизации, о новом, центральноазиатском Сингапуре. Оказалось, что великолепия астанинского Сити совершенно недостаточно для того, чтобы повторить успех Ли Куан Ю. Для того чтобы повторить успех Ли Куан Ю, нужен сам Ли Куан Ю с его твердыми антикоррупционными принципами.

«Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают за что». Не факт, что фраза, приписываемая «отцу сингапурского экономического чуда», была произнесена им на самом деле. Но она как нельзя лучше характеризует стиль его правления. Державный стиль Назарбаева-Токаева был совсем другим: друзьям, родственникам и прочим «своим», членам правящего клана, — всё, «чужим» — то, что останется, врагам — преследование и изгнание.

Предупреждение №2: игнорировать, говоря ленинским языком, «нужду и бедствия угнетенных классов и их желание изменений своей жизни в лучшую сторону» можно долго. Но — не бесконечно долго. Главная проблема здесь — в той же модели власти, которая не позволяет вовремя распознать точку бифуркации. Как понять, что народ недоволен, что вот-вот случится социальный взрыв, если вокруг сплошной «одобрямс», рейтинги рвутся ввысь и одна электоральная виктория следует за другой?

Впрочем, как учил тот же мудрый Ильич, «для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому». Важнейшей предпосылкой революционного переворота вождь мирового пролетариата считал «правительственный кризис, который втягивает в политику даже самые отсталые массы».

Но и в этом отношении в Казахстане все пошло как по писаному. Кризис верхов стал неизбежным следствием «транзита» по-казахстански, раздвоения власти, сильно напоминающим российский опыт десятилетней давности, известный как «эпоха тандема».

Собственно, уже та, отечественная история должна была отвратить рулевых нашего госкорабля от повторения подобных экспериментов. Ведь и в нашем случае дело закончилось политическим кризисом и массовыми протестами — пусть и в варианте «лайт».

Ну а события в Казахстане ставят, похоже, окончательный крест на таком сценарии. События в Казахстане учат: диверсификация власти в условиях авторитарной политической модели — прямой и очень быстрый путь к ее краху. Два елбасы в одной берлоге не живут. Либо один задавит другого, презрев все конституционные гарантии и неформальные договоренности, либо из берлоги вынесут сразу обоих.

В общем, можно не сомневаться: как минимум один урок из случившегося в соседней стране наша власть извлечет. В отношении остальных казахских предупреждений такой уверенности, увы, нет. Напротив, есть серьезное подозрение, что мы пойдем другим путем — не путем оттепели, а путем глубокой заморозки. Что в перспективе лишь увеличит политические риски.

Свежий анекдот в тему:

«Как думаешь, что будет после протестов в Казахстане?

— Понятно что: закрутят гайки. Закроют последние независимые СМИ, посадят всех инакомыслящих…

— Ну, это понятно, это у нас. А в Казахстане-то что будет?»

Глас народа — глас Божий.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.