Home » Общество » Китай ввел светофорную систему слежки за гражданами: кто угрожает государству

Китай ввел светофорную систему слежки за гражданами: кто угрожает государству

Очередные документы, свидетельствующие об усилении индивидуального контроля властей КНР над жителями и гостями страны, появились в распоряжении зарубежных СМИ. Речь, в частности, идет о создании «светофорной» системы определения типа и состояния личности и — как следствие — уровня ее потенциальной опасности или благонадежности. На фоне предыдущих новостей, поступавших из Поднебесной на эту тему, нынешние выглядят не столь и шокирующими, как могли бы.

В ноябре ушедшего года в распоряжении журналистов Би-Би-Си и еще некоторых зарубежных компаний оказались данные о том, что в китайской провинции Хэнань, расположенной в центральной части страны, планируется «обкатать» новейшую технологию лиц, распознающую людей по принципу светофора.

Красная индикация означает, что человек представляет угрозу государству, желтая — «вызывает озабоченность», зеленая — не несет угрозы. При этом система рассчитана, как предполагается, на «сканирование» журналистов; с теми же, кто попадет в «красную» группу «поступят соответствующим образом» (не уточняется, каким именно, но явно работу усложнят, если не запретят вовсе).

Бюро общественной безопасности провинции Хэнань, в чьем ведении находится изучение и внедрение подобных технологий, журналистские запросы проигнорировало. Между тем, в документах, обнаруженных самопровозглашенными расследователями, отдельным пунктом указана разработка эффективной системы контроля по гендерному признаку, а именно за приезжающими на заработки женщинами.

Все эти обрывочные данные — часть обширной документации, представленной в рамках тендерного процесса, завершенного в провинции Хэнань в сентября. Тогда победила компания NeuSoft, которая, как и провинциальные учреждения, не комментирует утечки относительно неделикатного характера своих технологий.

В чем же на деле будут ограничены «красные»и «желтые» журналисты, если исключить самые жесткие варианты вроде депортации для иностранных и лишения разрешения на работу для местных? Во-первых, в отличие от «зеленых», «опасным» и «потенциально опасным» работникам будет сложнее добиться ответов даже на официальные, оформленные по стандарту запросы, не говоря уже об эксклюзивных интервью, купить билет в другой город.

Простой пример: репортер прилетает в Хэнань, откуда ему надо в иную провинцию, — его могут просто не обслужить на авто- или железнодорожном вокзале. Казалось бы очевидный выход в этой ситуации — сесть доехать на попутках, — тоже не сработает. Данные из «светофорной» системы провинции будут подключены к общекитайской базе и при «пробивании» по ней человека станет ясно, насколько он ограничен в правах, сообщают расследователи.

Система также затронет и студентов — в первую очередь, иностранных: со «своими»» как понятно, у китайских властей все определено еще на стадии поступления. Учащиеся, прибывшие из-за рубежа, будут разделены вновь на три группы: «отличные иностранные студенты», «ключевые люди» и «нестабильный персонал». О любым проблемах — от плохой посещаемости до сомнительной активности, замеченной даже вне стен ВУЗа, — администрации учебных заведений обязаны будут докладывать представителям исполнительной власти.

В соответствии с планами функционирования новой системы слежки — а иначе ее и не назвать, — базы данных, доступные властям, должны содержать номера сотовых телефонов студентов, сведения с их страниц в местных социальных чатах и сетях вроде WeChat и Weibo, информацию о «фейк»-аккаунтах на зарубежных платформах, куда молодежь выходит через VPN, маршруты перемещений (как минимум междугородных, а то — и в рамках одного населенного пункта), сведения о движимом и недвижимом имуществе.

Представители международных правозащитных организаций, таких, как The Human Rights Watch (HRW), уже выразили глубокую озабоченность потенциальными китайскими мерами контроля за населением. Обширную критику публикация выдержек из документов о слежке в Хэнане вызвало и то, что летом внимание западных СМИ было приковано к действиям руководства провинции, не сумевшего справиться с выпавшими тогда аномальными осадками.

«Власти не могут решить насущные проблемы людей, но держат их «на привязи», — рассказала «МК» Лара из американского штата Луизиана, чей брат живет в Пекине (у них одна фамилия, поэтому она не пожелала ее называть). — О массовой слежке в Китае давно известно, иностранцев с хорошими профессиями, образованием, «ведут» из аэропорта. Но для простого туриста это не проблема. Гораздо сложнее чувствовать себя спокойно, даже будучи гражданкой США, когда твой родственник живет в КНР. Ты погостишь, погуляешь, а он еще надолго, если не навсегда, останется в поле внимания различных служб».

По подсчетам правозащитников, на весь Китай уже сейчас, без внедрения новаторских систем, приходится более половины имеющихся всех в мире 800 млн камер внешнего наблюдения; среднестатистический китаец, если он не отсиживается принципиально дома или не болен, в ежесуточно несколько сотен раз опадает в объективы сети CCTV (система телевидения замкнутого контура, проще говоря — то самое видеонаблюдение). По иронии судьбы название главной телевещательной госкорпорации КНР сокращается именно так же.

Считается, что речь идет не просто о съемках, но и о достоверном распознавании лиц тех, кто попал в объектив.

«Мы в Америке тоже не чужды паранойи, по понятным причинам, — усмехается Лара. — Но в Пекине тот, кто жалуется на «слежку» у нас, — сошел бы с ума. А там люди привыкли, гуляют вполне спокойно. Несмотря на эффективность китайских служб, преступность в стране есть, а, значит, нарушители закона знают, как и где спрятаться».

Помимо очевидных аспектов вроде вмешательства в личную жизнь не теряет актуальности и этническая проблематика. Так, например, в прошлом году газета The Washington Post сообщала, что китайские компании протестировали программное обеспечение с искусственным интеллектом, способное распознавать национальность людей. Только вот в качестве «образца» для определения этнической принадлежности решено было взять представителей уйгуров. Их в Китае проживает более 11 млн, в основном — в Синьцзян-Уйгурском автономном район КНР на северо-западе страны. Директор HRW по китайскому направлению Китаю Софи Ричардсон заявила тогда: «Задача властей пугает — они хотят сделать так, чтобы все знали: за ними хотят и будут наблюдать».

Компании, задействованные тогда в разработке технологий, отрицали, что акцент был сделан на уйгурах, но сама сложная история уйгурского вопроса не позволяет игнорировать тревожные данные. Из Синьцзяна через западные СМИ регулярно поступают данные об ущемлении прав местного населения, лагерях детского труда, где разлучают семьи, и т.д.

Как минимум один бежавший из Китая инженер-программист представил доказательства, что именно уйгуры были «подопытными» при внедрении и обновлении системы распознавания лиц. В телеэфире он показал пять фотографий уйгурских заключенных, на которых, как он утверждал, была протестирована технология. Данные из системы должны указывать на душевное состояние человека; так, например, красный цвет указывает на негативное или тревожное.

Как бы то ни было, сбавлять обороты слежки китайские власти явно не намерены, и когда с первых строк новостей из Поднебесной к концу февраля сойдут олимпийские новости, есть причины ждать новых расследований.

«Когда я вызываю такси, компания-оператор передает мои данные на правительственные серверы, — рассказывает журналист-расследователь из Чунцина Ху Лю. — Затем я могу пойти в кафе, чтобы встретиться с несколькими друзьями, и власти узнают мое местоположение через камеру, размещенную там. Были случаи, когда я проводил время с приятелями, и вскоре после этого со мной связывался кто-то из представителей властей. Они предупреждали меня: «Не встречайся с тем человеком, не делай того и этого». С искусственным интеллектом нам негде спрятаться».

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.