Home » Общество » Писатель-детективист поведал историю «убийц наугад»: каждый мог стать трупом

Писатель-детективист поведал историю «убийц наугад»: каждый мог стать трупом

Кто сказал, что девяностые были «лихими»? Они были только началом. А «лихими» стали нулевые — как раз в самый разгар разгулявшейся в стране коррупции. Их отголоски доносятся до наших дней.

В нулевые не было тотального видеонаблюдения на улицах Москвы. И бандиты отказались от привычных приемов преступлений — наводок. А зачем? Если можно грабить и убивать просто на глазок. То есть по внешнему виду хорошо одетого человека, идущего по улице или едущего на дорогой иномарке. Чем не классная наводка на деньги? Под видом милицейской проверки можно было любого человека посадить в «машину-раскраску» и там выпытать или выбить адрес квартиры или отобрать кошелек с деньгами и обязательно убить. Оставлять жертву живой не было смысла. Так что все, кто утром выходил на улицу, становились потенциальными жертвами.

Об одной из самых знаменитых банд «убийц наугад» — материал известного писателя-детективиста, журналиста, знатока криминального жанра Эрика Котляра.

Бандитский дресс-код: милицейская форма или маска.

Ошибка в объекте

2 марта 2005 года выдалось хлопотным днем. С началом весны на магистралях царило оживление. Поток автомобилей был бесконечным.

Капитан дорожной службы ДПС Дмитрий Жучков один нес дежурство на Садовом кольце.

Около 21.00 он заметил, как из автомобильного ряда вырвался джип «Мицубиси Монтре» и, совершив крутой разворот, пошел на встречку. Жучков повернул следом патрульные «Жигули» и просигналил нарушителю. Не тут-то было. На крейсерской скорости джип помчался в сторону Краснохолмского моста. Жучков, стараясь не упустить «скоростника», висел у него на хвосте. Гонка оборвалась на мосту, где шел ремонт, и джип уперся в мертвую пробку.

Жучков вышел из машины и направился в сторону правонарушителя. Каково же было его удивление, когда из джипа вышел офицер в форме ДПС! Между коллегами состоялся резкий разговор. Офицер стал отчитывать Жучкова за «срыв мероприятия». Стороны уже были готовы разойтись, когда вдруг кто-то в джипе ногой выбил стекло, и Жучков услышал крик с мольбой о помощи…

На московских улицах в нулевые годы стражи порядка часто сталкивались с неожиданностями и всегда были готовы к форс-мажору. Жучков потянулся к кобуре и одновременно постарался включить рацию, чтобы вызвать подкрепление. А стоявший перед ним офицер достал скомканную пачку денег и попытался всучить капитану. Жучков заломил ему руку, но в этот момент дверь джипа открылась, и появился еще один человек в форме ДПС с автоматом в руках. Он очередью скосил капитана. Все это произошло на глазах ошеломленных водителей.

Но единственным настоящим свидетелем была женщина за рулем машины, остановившейся за застрявшим в пробке джипом. Она собиралась выйти и попросить занятых разговором милиционеров освободить проезд, когда из джипа вылез еще один сотрудник милиции с автоматом и всадил в капитана несколько пуль. На этом события не закончились. Из окна в джипе вывалился человек в наручниках на заведенных назад руках и, пригибаясь, побежал куда-то между стоящими машинами. А джип с убийцами в форме дал задний ход, чудом не задев ее машину, и исчез за поворотом.

Перепуганная женщина с трудом перевела дух, резко развернулась и умчалась подальше от страшного зрелища. И только тогда достала мобильник и позвонила по «02».

Капитан Дмитрий Жучков.

Жизнь и смерть честного гаишника

Дмитрий и Марина познакомились в новогодней компании. Марине тогда приглянулся веселый и находчивый парень. Дмитрий два года приходил на свидания с цветами, прежде чем решился сделать ей предложение.

Она работала медсестрой, он — водителем в мебельном кооперативе. Вскоре родились дети. Денег хватало в обрез. Мечта о квартире казалась несбыточной. Зато в семье дети росли счастливыми. И Марина считала доброту и веселый нрав мужа важней его неумения зарабатывать «левые» копейки, хотя в то время погоня за деньгами для многих стала смыслом жизни.

Наступил 1994 год, везде царила безработица. Дмитрий устроился в дежурную службу ДПС. В милиции веселый и добродушный парень пришелся ко двору. Его полюбили товарищи, да и начальству он приглянулся. Исполнительный, умелый, неконфликтный. Вот только чересчур честный. Не получится из него настоящего мента. Такую оценку дали ему, когда Жучков рассказал после дежурства, как остановил нарушителя, и тот ему сказал: «У меня четверо детей, и каждый взмах твоего жезла — удар по ним!»

— Ну не мог я его штрафануть. Отпустил!

В те годы такие слова были редкими. Милицейский жезл превратился в волшебную палочку, способную превращать воздух в деньги. А Дмитрий приносил домой всего семь тысяч в месяц…

В день расстрела Жучкова у его дома собралась большая группа ДПСников, не решавшихся войти в подъезд. Когда Марина открыла им дверь, они, переминаясь с ноги на ногу, еле вымолвили страшные слова о гибели Дмитрия при исполнении…

Марина сначала не поверила, потом решила, что это вот такой розыгрыш Дмитрия, и он сейчас войдет в комнату, но, когда вместо Дмитрия с плачем вбежал старший мальчик, который все слышал, она упала в обморок.

Дмитрия Жучкова посмертно наградили орденом Мужества. Марине выдали ордер на квартиру, о которой они всегда мечтали.

В новой квартире она часто перебирала фотографии с мужем, гладила его залитое кровью удостоверение и говорила знакомым: «Такой ценой мне ничего теперь не нужно…» 

Патрульные «Жигули», на которых Жучков загнал убийц на Краснохолмский мост.

Что там, за поворотом?

В МУР сообщение о расстреле на Краснохолмском мосту поступило сбивчивое. Сначала говорилось, что погибли несколько сотрудников ДПС, потом пришло уточнение об одном капитане Жучкове. Гибель сотрудника от руки бандита — всегда ЧП.

Руководитель МУРа, генерал Голованов, вызвал к себе начальника отдела по расследованию резонансных преступлений Игоря Акулиничева и сыщиков Владлена Новикова и Алексея Островидова:

— Найти убийц во что бы то ни стало! Мне докладывать ежечасно, как идет расследование. За любой помощью — только ко мне!

Вот так в МУРе началась охота за самой кровожадной бандой последних лет. Хотя тогда, 3 марта, сыщики не знали, с каким необычным и безрассудным противником им предстоит скрестить копья.

Первая оценка специалистов розыска: преступление чисто ситуативное. Такие дела надолго застревают в «висяках». Номер джипа неизвестен, преступники скрылись — ищи ветра в поле.

Единственная надежда — сбежавший от бандитов неизвестный. Его разыскали. Оказалось — бывший спецназовец «Альфы», что ему и помогло ускользнуть от своих похитителей. В лапы к ним попал, нарушив правила вождения, как раз возле здании автоинспекции Восточного округа. Неподалеку стояла серебристая «девятка» с милицейскими номерами. Из нее вышли сотрудники в форме дорожно-патрульной службы и заставили нарушителя пересесть в служебную машину для детальной проверки прав, а потом вдруг в жесткой форме потребовали денег. Спектакль с задержанием был разыгран настолько натурально, что потерпевшему и в голову не пришло, что перед ним всего лишь ряженые. Вели себя они так, как положено при задержании, рядом — управление окружного ГИБДД. Какие могут быть сомнения? Ведь нарушение действительно было! Да он и не пытался это отрицать. Единственное, что его насторожило, — запах перегара в машине милиционеров…

В «девятке» ему сразу завели руки за спину, надвинули на глаза шапку-горшок и решительно заявили, что он обязан отдать $100 000. 

— У тебя такая машина, что ясно: деньги есть!

Парень понял, что угодил в лапы к бандитам (хорошо еще, что была у него спецназовская выучка), сумел напрячь волю и начать собственную игру. Денег у него с собой, конечно же, не было. Но он указал адрес, где держал кое-какие сбережения, пусть не $100 000, но все же…

Расчет он построил на том, что по этому адресу жила его знакомая, кстати, сотрудница милиции. Может быть, удастся как-то подать ей сигнал о происходящем? И неизвестно, чем бы закончилась вся эта история, если бы преступники в форме не пересели в его джип, сами не нарушили правила и не застрелили капитана Жучкова.

Вот, пожалуй, и все, что удалось выяснить Алексею Островидову и Владлену Новикову у незадачливого «терпилы».

Для ускорения розыска генерал Голованов прикрепил к Новикову и Островидову еще одного отличного сыщика, прославившегося после разгрома крупной этнической группировки, — Дмитрия Филатова. Теперь им троим предстояло среди нераскрытых преступлений, которыми наполнены рабочие будни, ловить еще и убийц-невидимок.

Скрупулезно они раз за разом сверяли все зафиксированные случаи нападений бандитов в милицейской форме в последние годы. И терпеливая аналитика принесла плоды. Примерно 20 изученных сыщиками похожих эпизодов выстроились в один ряд. Всюду, где появлялся зловещий призрак серебристой «девятки» у окружных и областных управлений ГИБДД, дело заканчивалось смертями.

На локаторах МУРа засветились серийные убийцы, несущие смерть каждому, кто попадался им на глаза.

Залитые кровью документы Жучкова и часы, подаренные ему женой накануне его гибели.

Кровавые следы на Черкизоне

События приняли угрожающий оборот. Расследование потребовало личного участия начальника Управления по раскрытию бандитизма и убийств в Мосгорпрокуратуре Сергея Золотарева и начальника МУРа генерала Виктора Голованова. Была организована мощная следственно-оперативная группа (СОГ) из высококлассных специалистов.

Крупный специалист компьютерного анализа Андрей Потехин включил собственный электронный поиск, который не раз помогал операм с Петровки находить ответы на самые головоломные вопросы. И вскоре засветились следы совершенных бандитами преступлений. Эти следы багряного цвета появились на Черкизовском рынке.

Бандиты промышляли там еще с начала девяностых, но их «боевую биографию» тогда еще не увенчала гирлянда трупов. Одни разбои и нападения на дальнобойщиков. А вот уже с 2004 года они перестали церемониться с жертвами — их дела окрасились в алый цвет.

Началось все с убийства несговорчивого торговца-китайца. Сошло с рук. В Северо-Восточном округе они заметили на улице человека, который «произвел на них нужное впечатление». Силой его захватили, вытряхнули из него адрес квартиры, приехали домой, ограбили, а самого хозяина убили. Труп небрежно выбросили на свалку.

Но небрежность не проходит даром. Где-то она обязательно подведет. В одном случае преступники все-таки попали под штучное тогда в Москве видеонаблюдение. И в поле зрения следственно-оперативной группы помимо серебристой «девятки» угодила еще одна машина — «Форд-Мондео». Расследователи решили, что и эта машина так же могла быть участницей бандитских вылазок.

И еще один важный вывод сделали следователи на совещании у Сергея Золотарева: без тщательной проверки всего личного состава милиции не обойтись. Ведь мало того, что бандиты действовали в форме: они отлично разбирались в «оперативке» и знали профессиональный сленг.

Такая массовая «ревизия» гарнизона — дело трудоемкое. Проверили полторы тысячи милиционеров в Москве и области, отстреляли все табельное оружие на предмет сходства с автоматом, из которого стреляли по капитану Жучкову. Вообще бандиты стреляли редко. Все-таки выстрел оставляет след для криминалистической экспертизы. Больше душили и резали. Кроме того, грабители не отнимали у жертв дорогие вещи, мобильники, ювелирные изделия. Привлекательные, ценные вещи после нападений оказывалось в мусорных контейнерах. Машины жертв также находили в самых неожиданных местах, небрежно брошенными, с открытыми дверями. Преступников интересовали только деньги. Большая редкость в практике розыска.

У расследователей было немного установочных фактов — только отдельные приметы, да и то очень расплывчатые. Создавалось впечатление, что поступки «убийц наугад» корректировал человек, хорошо знающий технику оперативной работы.

Следователи Мосгорпрокуратуры и сыщики МУРа забыли, что такое личное время и домашние дела. Домом для них стали кабинеты на Петровке; одни несли дежурство у телефонов, другие в это время спали после бессонных суток прямо на рабочих местах. Кратковременные паузы были редкими, но дело не двигалось.

Лишь в середине 2006 года в поле зрения расследователей замаячил небольшой подмосковный городок Фряново. Здесь — тупик шоссейных и железных дорог Московской области. Но тупик возник и в ситуации розыска.

Дело в том, что во Фрянове, маленьком, заброшенном на краю области поселке, население знает друг друга по именам, все выпускники одной школы и ходят друг к другу по-родственному.

Московские сыщики за долгое время терпеливой работы выявили загадку, которая скрывала ответы на многие мучительные вопросы. Но разгадать ее до конца оказалось непросто в сонной и падкой на скандалы глухой провинциальной жизни.

Тишь, гладь да божья благодать

По выводам отдельных расследователей и по обрывочной информации оперативных сотрудников получалось, что корень зла именно во Фрянове, где, по шутливому определению знающих людей, половина населения — бандиты, другая половина — менты. И все отлично ладят друг с другом, иногда даже меняясь ролями. Шутка, конечно, но ведь из каждой шутки выглядывает правда.

Операм надо было присмотреться ко всем жителям во Фрянове и собрать об их жизни как можно больше сведений. Но делать это пришлось крайне осмотрительно, чтобы не привлекать к работе московских сыскарей излишнее любопытство.

Островидов, Новиков и Филатов знали, что в областном РУОПе говорят о «фряновской преступной группировке». Но, кроме общих подозрений, никак и ничем не подтвержденных, муровцам в областном РУОПе ничего сообщить так и не смогли.

В областном угро местные оперативники, ознакомившись с материалами МУРа, указали на тех жителей городка, кто стоял у них на учете.

В октябре 2006 года в Щелковском районе произошло тройное убийство. При разбое погибли владелец фирмы, рабочий и сторож. Их трупы преступники сожгли в лесу. Расследование долго буксовало у областных правоохранителей, но когда муровцы «примерили» его к своему делу, стало понятно: почерк преступления в области и столичных убийств совпадает. Новиков и Островидов теперь уверенно доложили: да, разгадку банды следует искать во Фрянове.

Больше того, в блокнотах расследователей уже были схемы взаимоотношений между членами предполагаемой группировки. По первой прикидке их могло быть человек семь. Довольно пестрая компания. Среди них — бывшие и действующие милиционеры и… матерые уголовники.

Во Фрянове из каждого окна видно все, что происходит в поселке, и откладывать задержание тех, на кого пало подозрение, было недопустимо. Если задерживать поодиночке, оставшиеся могли бы уничтожить доказательства, да и времени у них хватало, чтобы разбежаться. Это особенно тревожило следователей.

Мнения в следственно-оперативной группе сошлись; был назначен день, когда внезапно задержали пятерых подозреваемых, потом — еще двух. 

Среди задержанных — все из Фрянова, и только двое — из Балашихи и Ногинска.

Во время обысков нашли оружие, фальшивые номера милицейских машин и поддельные документы. Но главное — наконец-то оперативники увидели упоминавшиеся во всех эпизодах «Форд-Мондео» и ту самую «мистическую» серебристую «девятку».

Криминальное братство Черкизова

О том, что азиатский рынок в Черкизове — прогнившее болото, в Москве знали все. За право рэкетировать это злачное место не раз в смертельных схватках сходились столичные и иногородние преступные группировки. Были и поджоги, и расстрелы, и одиночные убийства.

Дмитрий Филатов по линии МУРа курировал этот разношерстный базар, и до него окольными путями доходили слухи о какой-то группировке из Подмосковья, которая обирала «экзотических» торговцев, но местная милиция на такие пустяки размениваться не желала. Запросы МУРа оставались безответными.

Среди задержанных во Фрянове оказались Семин и Федоров, бывшие сотрудники экологической милиции, уволенные за поборы. Они сразу начали сотрудничать со следователями и рассказали, с чего все началось. В самом начале в Черкизове злоумышленники действовали очень осторожно, не привлекая к себе внимания… Но с тех пор, как в группировку вступили два матерых уголовника — Жучок и Балкон, прошедшие несколько «ходок», — все сразу изменилось. Филатов показал фото задержанных китайцам, торгующим на рынке в Черкизове, и те опознали рэкетиров, часто посещавших азиатскую барахолку.

К 2006 году они уже сформировались в отряд опытных убийц. Особую опасность представлял действующий сотрудник патрульно-постовой службы Восточного округа столицы прапорщик Ситяшенко, считавшийся в группировке мозговым центром. ДПСник не только снабжал своих подельников фальшивыми номерами машин, документами и формой дорожных инспекторов, но и после каждого нового трупа старательно вычитывал внутренние сводки и проверял, ищут ли убийц или же дело зависло. Сам он не фряновец, просто купил там дачу и познакомился с местными — Жучком и Балконом, которые втянули его в банду.

Жучку, то есть Жучкову (грустная ирония: однофамилец погибшего на посту автоинспектора), было 33 года. За плечами у него пять судимостей. Несмотря на искалеченную тюрьмой жизнь, ему ничего не стоило с места перемахнуть через забор или одним ударом сбить с ног молодого парня. Местные барышни считали Жучка настоящим Казановой и выстраивались в очередь за его благосклонностью. По теории Ломброзо, такие, как Жучок, способны на любое зверство.

Еще один участник бандитского коллектива — Старостин по кличке Балкон — имел две судимости и тоже успешно прошел за решеткой курсы уголовного беспредела. Это ему принадлежала присказка: «Кто не ставил лоха на гоп-стоп, тот не фряновец». Оба решили, что рекрутировать в банду полезней бывших и действующих стражей порядка: они и выученные, и знают все правила сыска.

Это была действительно организованная группа, но безо всякой уголовной иерархии, характерной для сплоченных преступных сообществ. И безо всяких связей с криминальными кругами. В общак они ничего не платили (с какой стати, если они сами свое заработали). Дележка была без всякого «крысятничества» и «по-фряновски» родственная. Добычу делили строго поровну, не создавая поводов для обид и «семейных ссор».

Никто из них не работал. Да, если честно сказать, ну какая во Фрянове работа? Разбои стали там главным занятием.

После задержания «убийц наугад» кипа материалов у расследователей стала расти не по дням, а по часам…

Продолжение в следующем номере.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.