Home » Происшествия » «Домашний» полиграф Арашукова: как идет суд над бывшим сенатором

«Домашний» полиграф Арашукова: как идет суд над бывшим сенатором

Три года назад, в конце января 2019 года в Совете Федерации был задержан сенатор от Карачаево-Черкесской Республики Рауф Арашуков. Задержание проводил лично Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в присутствии тогдашнего Генерального прокурора РФ Юрия Чайки. Громкий арест положил начало одному из самых больших и сложных уголовных дел современной России.

Спустя три года на скамье подсудимых оказалось более 20 человек. Мы узнали детали разоблачающих заявлений, сделанных в суде.

Фото: Наталия Губернаторова

Вместе с сенатором (обвиняется в участии в преступном сообществе, организации двух заказных убийств и др.) перед Фемидой предстал его отец, бывший советник гендиректора компании «Газпром межрегионгаз» Рауль Арашуков, бывший и.о. руководителя управления СКР по КЧР генерал Казбек Булатов и другие высокопоставленные чиновники республики. В связи с пандемией посещение заседаний для журналистов было невозможным, а между тем, свидетели по основным эпизодам уголовного дела уже успели выступить и раскрыть правду о том, что творилось в кулуарах деятелей кавказского региона.

Масштабы дела Арашукова поражают даже видавших виды юристов. На памяти наших собеседников таких многочисленных коллегий присяжных заседателей (33 человека) в современной России ещё не было. Правда, в последние два месяца ряды народных судей поредели – в настоящий момент их осталось 21 при необходимых 10 присяжных заседателях (8 основных и 2 запасных). Профессиональным судьей назначена Елена Гученкова, известная по приговору Сугробову, государственное обвинение поддерживают два прокурора, Гульчехра Ибрагимова (известна участием в деле «ЮКОСа») и Мария Семененко (специализируется на ведении всех резонансных дел с участием присяжных), подсудимых защищают более 10 адвокатов, самые известные из них: Анна Ставицкая (известна по участию в деле по убийству Анны Политковской), Владимир Постанюк (провел ряд резонансных дел на Северном Кавказе), Александр Самухов (защищал прапорщика-убийцу Алексея Смирнова, защищает «Омбудсмена полиции» Владимира Воронцова) и др.

Помимо коррупции и превышений должностных полномочий обвинение настаивает на том, что сенатор Рауф Арашуков «заказал» два убийства – лидера молодежного движения Аслана Жукова и советника Президента КЧР Фраля Шебзухова.

Справка «МК»

Лидер молодежного движения «Адыге-Хасэ» Аслан Жуков был застрелен в марте 2010 года. По подозрению в совершении преступления был задержан Расул Аджиев, у которого, по версии обвинения, на тот момент сложилась конфликтная ситуация с Жуковым.

В 2012 году горсуд Черкесска признал Аджиева невиновным в убийстве, однако в августе 2019 года он снова явился в следственные органы и написал явку с повинной, настаивая на том, что именно он совершил убийство Жукова.

В суде были допрошены свидетели по факту убийства Аслана Жукова: его сестра, друзья убитого, бывшие сотрудники МВД по КЧР, для участия в процессе был этапирован свидетель Аджиев, который в 2020 году был осужден на 8,5 лет за это убийство.

Последний заявил, что он застрелил Жукова – сделал три выстрела, за что получил 1 миллион рублей от зятя Арашукова. При этом он пояснил, что лично не знаком с сенатором и только со слов его родственника, передавшего ему деньги, знает, что заказчиком является Арашуков. Что касается зятя экс-сенатора, то он находится в международном розыске и ни разу не допрашивался по делу.

По этому эпизоду также была допрошена любовница Жукова – была версия (и ранее осуждённый за убийство свидетель давал такие показания), что конфликт был на почве ревности: якобы эта женщина состояла в отношениях и с убийцей, и с жертвой. Но она эту версию не подтвердила.

На одном из заседаний был допрошен бывший начальник Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) по КЧР. Он руководил центром с 2010 по 2018 год и контролировал оперативное сопровождение обоих убийств, вменяемых Арашукову. Свидетель подтвердил, что в его распоряжении была оперативная информация: убийство имело политический поддекст из-за борьбы Арашукова с Жуковым за влияние в республике. Незадолго до смерти Жуков передал в ЦПЭ аудиозипись, где ведется диалог между Арашуковым, Жуковым и ещё одним депутатом.

Так как по мнению обвинителей это прямое доказательство «заказа» то эта запись является важным доказательством намерений Арашукова. Однако, со слов собеседника, в уголовном деле есть два протокола расшифровки: за 2010 год (делал следователь СК) и за 2018 год, который делал другой следователь СК по фамилии Филиппов, ныне тоже оказавшийся на скамье подсудимых. Переводы разные, но по смыслу все сводится ко взаимным претензиям, и угроз в адрес Жукова не было.

Во время выступления бывшего начальника ЦПЭ не обошлось без скандала. В ходе процесса Рауф Арашуков заявил, что свидетель вымогал у него взятки за покровительство.

Был допрошен другой сотрудник ЦПЭ. В 2018 году в отношении него возбудили уголовное дело за то, что тот незаконно задержал Хашукаева (Гузер Хашукаев, ныне подсудимый – единственный, кто признал вину в участии в ОПС и воровстве газа. Он был отпущен под домашний арест) и пытал его током, якобы пытаясь выбить показания на Рауфа Арашукова — что тот заказчик убийства Жукова. Но в 2019 году Хашукаев изменил свои показания, заявив, что травму получил, упав с турника (в деле есть медицинская экспертиза, которая подтверждает воздействие электрического тока) и дело в отношении полицейского закрыли. А впоследствии было предъявлено обвинение руководителю местного СК генералу Казбеку Булатову — якобы он дал незаконное распоряжение возбудить это дело. Свидетель подтвердил показания своего начальника.

Справка «МК»

Фраль Шебзухов был убит в мае 2010 года в Черкесске. По данным следствия, на чиновника напали трое неизвестных, избив его бейсбольными битами. Шебзухов, уклоняясь от ударов, попытался убежать, но был убит из огнестрельного оружия.

По версии следствия, в 2010 году Шебзухов являлся кандидатом на пост главы правительства КЧР, что, по версии следствия, не устраивало Рауфа Арашукова, также претендовавшего на эту должность.

По убийству Шебзухова в суде был допрошен его брат, который находился вместе с убитым в момент расправы. Он пояснил, что из чёрной «Лады» 14-й модели вышли 3 человека в масках, которые пытались ударить его брата, дубинкой ударили его по руке, Фраль пытался убежать, свидетель стал кричать, убегавший обернулся и один из нападавших встал на колено и с 40 метров выстрелил жертве прямо в сердце. На вопрос о том, кто заказал убийство брата, свидетель указал на Рауфа Арашукова.

В процессе также был проведён допрос бывшего охранника Рауфа Арашукова. Свидетель рассказал про то, что знал об обстоятельствах убийства Жукова от зятя своего шефа, а также пояснил, что покушение на Шебзухова должен был организовать его однокурсник. 

Ключевой свидетель по делу, занимавшийся организацией нападения на Шебзухова, рассказал, что Рауф Арашуков говорил ему о «проблемах с Шебзуховым», которого нужно «проучить» и пообещал ему 500 тысяч рублей. Он согласился на предложение сенатора и через своего знакомого нанял для нападения трех жителей КЧР.

Также свидетелю были заданы вопросы по эпизоду генерала Булатова — якобы тот давал ему рекомендации, как избежать ответственности. Он пояснил, что знает Казбека и тот был вхож в семью Арашуковых. Однако свидетель дал противоречивые показания в суде о том, что он лично в 2018 году разговаривал с тогдашним первым заместителем руководителя СКР по КЧР, который, по его словам является близким другом Арашукова. Он, якобы, ездил с Арашуковым к нему обсуждать, как отмазать Арашукова по убийствам Шебзухова и Жукова.

Этот свидетель пояснил, что познакомился с Рауфом в 2010 году. Арашуков обратился к нему с просьбой найти людей чтобы побить и напугать Шебзухова. Он перепоручил это другу (инвалид колясочник), связавшим его с другим человеком, который и организовал людей на избиение. Выступающий заявил, что узнал об убийстве Шебзухова из прессы, и, по его словам, никто не просил никого убивать.

Со его слов, он неоднократно встречался с Рауфом после убийства и тот обещал отмазать его. Сенатор пообещал ему, что приедет Булатов и тот с ним лично поговорит. Встреча состоялась. Генерал якобы дал ему гарантии, что его не посадят – какие именно он не вспомнил и в зале Булатова не узнал.

Старшего из исполнителей также доставили в Мосгорсуд, где он сообщил, что никого из сидящих на скамье подсудимых не знает. Он подтвердил, что к нему обратились с просьбой побить и напугать Шебзухова. Для исполнения он привлек двух знакомых — один отбывает наказание, другой в розыске. Они вместе приехали на дело на машине втроем. Когда Фраль начал убегать, а потом резко обернулся и полез за пазуху – его подельник подумал, что там у Шебзухова пистолет. Нападавший вытащил пистолет (якобы 1945 года выпуска, оружие не найдено, свидетель пояснил, что распилил и выкинул ствол) и произвел выстрел в сторону Шебзухова. Свидетель пояснил, что стрелявший уехал и не видел, попал или нет в жертву. 

Также исполнитель сообщил, что после задержания в 2017 его допрашивал следователь Филиппов (ныне фигурант) и он ему дал неправдивые показания по определенным обстоятельствам – а Филиппов все записал за ним дословно (следователю вменяют фальсификацию этих показаний).

Другой подельник также был доставлен из колонии в Мосгорсуд и сказал тоже самое.

Другой источник, знакомый с расследованием, рассказал, что если у Арашукова были мотивы и доказать его вину — вопрос доказательств, то в свете последних показаний и событий в процессе вина привлечённых следователей под вопросом. Дела об убийствах, вменяемые Рауфу Арашукову, вели другие сотрудники, а во время их расследований Булатов был заместителем руководителя и не отвечал за расследования, а занимался кадрами и представительскими вопросами управления. А с приходом генерала на должность руководителя, наоборот,  начались движения по делу: при нем был допрошен Арашуков, инициировано исследование на полиграфе. Более того, по словам собеседника, Булатов пытался передать дело в Центральный аппарат ведомства для расследования. Из окружения генерала сообщили, что с этой инициативой он выступил на совещании в Ессентуках при участии председателя СКР Александра Бастрыкина, его зама Карнаухова  и руководителя управления по СКФО Васильева. Булатов якобы доложил, что в производстве дело, под подозрением сенатор и просил забрать дело в ЦА. Но было отказано, а вскоре после этого в республику приехал следователь СКР. Защита генерала безуспешно просила допросить участников ведомственного совещания.

Одним из последних свидетелей была допрошена эксперт- полиграфолог Ирина Николаева. Её в своё время привлек следователь Филиппов для проведения исследование на полиграфе Рауфу Арашукову. После того, как она изучила материалы уголовного дела по убийству Шебзухова они вместе поехали проводить процедуру полиграфа к сенатору  домой (по закону это не запрещено).

На допросе во время следствия Николаева пояснила, что в доме видела, как Арашуков и Булатов пьют и рядом охранник сенатора с пистолетом. Свидетель заявила, что испугалась последнего – ей якобы угрожали Арашуков и Булатов. В течении 40 минут она написала заключение экспертизы без проведения исследования, положила бумаги на стол и уехала. Как независимому эксперту ей были перечислены 30 тысяч рублей от СК. По ее словам, каких-либо приложений она к заключению не делала.

При этом, во время очной ставки она ответила, что Булатов ей не угрожал, что он не пил, и что ее никто не заставлял и ни к чему не принуждал.

А ещё позднее, через полгода после следственных действий она дополнительном допросе пояснила, что дала неправдивые показания потому что на неё «страшно посмотрел адвокат Самухов и она испугалась».

В суде отказали в оглашении допросов и протокола очной ставки, а выслушали её выступление, которое практически слово в слово повторяло ее первоначальные показания. На одном из последних заседаний 18-го января, когда не было присяжных, прокурор заявила ходатайство об осмотре вещественных доказательств. После вскрытия конверта оттуда выпали приложения к экспертизе, включая CD-диск на котором должна быть запись полиграфа Арашукова, тестовые задания, согласие и т.д. Следователь их не осматривал – соответствующих протоколов нет. Об этом заявили защитники и заседание было отложено. На последующие заседания Николаева пока не являлась.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.