Home » Политика » Журналистка Милашина отказалась участвовать в эксперименте Кремля

Журналистка Милашина отказалась участвовать в эксперименте Кремля

Журналистка «Новой газеты» Елена Милашина покинула пределы Российской Федерации, смешав одновременно и планы руководства Чечни, и расчеты федерального центра — по крайней мере, в той их части, которая нам известна из публичных высказываний. И абсолютно правильно сделала.

Фото: facebook.com

Планы Кадырова и его команды в отношении журналистки, впрочем, совершенно открыты. На митинге, прошедшем в минувшую среду в Грозном, президенту от имени «народов Чечни» был выдвинут ряд категоричных требований, в том числе требование «арестовать и предать справедливому суду таких агентов западных спецслужб и подстрекателей, как Елена Милашина, Игорь Каляпин и других».

А несколько ранее глава Чечни сообщил, что журналистка Милашина и правозащитник Каляпин являются для него «террористами» — как минимум «пособниками террористов», — а с теми и с другими у него разговор короткий: «Мы всегда уничтожали террористов и их пособников, между которыми нет никакой разницы, и будем с ними так поступать и впредь. Мы очистили от них свою землю и теперь нещадно с ними боремся, где бы они ни находились». 

В общем, кто не спрятался — сам виноват. При всем том, чем угрожает журналистке позиция, занятая руководством республики, нельзя не видеть в ней, позиции, определенный плюс. Все-таки здорово, когда на языке у политика то же, что и на уме. Кто предупрежден — тот вооружен. Бориса Немцова и Анну Политковскую вон никто не предупреждал. Во всяком случае, не предупреждал так громко и так настойчиво. И где теперь Немцов и Политковская?

О том, каковы планы Кремля в связи с этой ситуацией, имеются, увы, лишь косвенные свидетельства. «Я хочу отослать к законным правам этих граждан, — прокомментировал угрозы Кадырова в адрес Милашиной и Каляпина пресс-секретарь президента. — Есть право любого гражданина, в том числе и политика, и главы региона, делать заявления. У граждан, в свою очередь, есть права реагировать на эти заявления, либо опровергая это, либо используя какие-то другие судебные варианты в плане защиты своей чести и достоинства… Мы должны основываться на том, что мы живем в правовом государстве».

Одновременно Дмитрий Песков заявил, что ему ничего не известно о том, будет ли президент просить разобраться в этой ситуации правоохранительные органы: «У меня нет ответа на этот вопрос».

Ну, то есть план, как можно предположить, был таков: на примере Милашиной и Каляпина доказать маловерам и клеветникам, что у нас и в самом деле правовое государств и журналисты и правозащитники находятся под его надежной неусыпной защитой. Что Конституция и законы — в том числе закон «О СМИ», предусматривающий ответственность за «принуждение журналиста к распространению или отказу от распространения информации» — не для ширмы, а всерьез.

А для этого, для чистоты эксперимента, действительно необходимо исключить какое-либо вмешательство первого лица. Ну, остались бы Милашина и Каляпин после такого вмешательства живы, здоровы и на свободе, а не в чеченском зиндане — и что? Общественность лишний раз убедилась бы в том, что без выданной в Кремле персональной охранной грамоты никто у нас не может чувствовать себя в безопасности.

А вот если тот же результат будет достигнут как бы сам собой, на автомате — благодаря лишь использованию «судебных вариантов в плане защиты своей чести и достоинства», — это совсем другое дело. Это действительно аргумент.

Тем не менее о том, что Елена Милашина сорвала этот интереснейший опыт, жалеть совершенно не приходится. Уж очень он рискован. Из Кремля риски видятся, конечно, по-другому, но даже там, думается, не станут отрицать, что шансы критиков нынешних чеченских порядков на долгую спокойную жизнь несколько меньше среднестатистических. Иных уж нет, а те — далече. Совпадение? Ну, разумеется, совпадение. Но как учит нас философия, случайность есть непознанная закономерность.

В общем, береженого и Бог бережет. Однако с водой ни в коем случае нельзя выплескивать ребенка: идея такого эксперимента в целом здрава и продуктивна. Просто подопытными должны быть не журналистки и правозащитники, а кто-нибудь покрепче, позакаленнее. Ну, скажем, наши доблестные силовики — представители правоохранительных ведомств.

Пусть бы они вступили с руководством Чечни в спор по какому-нибудь относящемуся к их компетенции поводу. Поводов-то ведь масса. Возьмем те же угрозы в адрес журналистов, правозащитников и политических оппонентов — чем не повод? А мы бы с интересом посмотрели на эту дискуссию. Уцелеют испытатели по ее итогам, останутся при погонах и должностях — стало быть, есть свет в конце туннеля. Нет — оставь надежду всяк здесь еще трепыхающийся.

Ну а Елене Милашиной до выяснения лучше и впрямь побыть за пределами испытательного полигона.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.