Home » Общество » Мать 11-летнего программиста-вундеркинда объяснила, почему они не перескакивают через классы

Мать 11-летнего программиста-вундеркинда объяснила, почему они не перескакивают через классы

В 8 лет Саша Кравченко стал самым юным программистом страны, что зафиксировано в Реестре рекордов России. Сейчас ему 11. Он рано начал проявлять способности к наукам, в 4 года демонстрировал необыкновенные знания по химии, не по возрасту был силен в математике, физике… Саша имеет множество самых разных интересов в жизни, он участвует как программист во взрослом научном проекте, но учится при этом в 5 классе государственной школы. Невольно на ум приходит сравнение с 9-летней Алисой Тепляковой, путь которой в МГУ выглядит не очень естественным. «МК» поговорил с мамой Саши Лидией о ее подходах к воспитанию.

Саша со своей мамой Лидией. Фото из личного архива

Лидия имеет музыкально-педагогическое образование, работает педагогом в детском саду, в том числе, занимается с дошкольниками алгоритмикой — начальным программированием. 

Папа Алексей – «айтишник», но с программированием никак не связан.

– Саша очень рано стал интересоваться всем, что связано с логикой мышления, – рассказывает Лидия. – С года увлекся паззлами, обожал собирать игру «Квадраты Никитина». Заметив, что ему интересна логика, мы стали предлагать ему такие игры, логические задачки…

Буквы мальчик знал уже в 1 год и 1 месяц («они висели на стене, и он как-то сам их выучил»), а первые слова начал читать в 2 года 10 месяцев.

– Сначала я не воспринимала все это как какую-то особенность его развития. Но когда он пошел в детсад, стало заметно, что он отличается от сверстников своими интересами.

В 4 года они с Сашей поехали в Сочи в экспериментальный детский центр, и там ребенка поразили химические опыты. Он решил осваивать эту науку. «Я хочу знать, почему это происходит», – был его постоянный лейтмотив. Он выучил таблицу Менделеева, наблюдая какой-то химический опыт, мог рассказать, какие вещества в нем задействованы.  

Во втором классе мальчик с удовольствием слушал лекции для старшеклассников и ходил в кружок «Малый мехмат» на базе МГУ вместе с ребятами из 6-х классов и старше. «И некоторые вещи он решал быстрее всех. Там есть кружки и для маленьких, но для него это было скучно», – добавляет мама.

В шесть лет он увидел, как занимается программированием один десятилетний мальчик, и с этого момента началось его увлечение компьютерными программами, которое его поглотило полностью.

– Мы начали с простого блочного языка Scratch, я ему показала видео, он посмотрел и говорит: «О, я все понял!». Уже через три дня он начал делать какие-то свои программы. Потом начал осваивать другие языки программирования, и в 8 лет самостоятельно по книге освоил Python на неплохом уровне всего за пару месяцев.

Фото из личного архива

Мама рассказывает, что до школы они водили сына в разные кружки – были и рисование, и цирковая секция, театральная и вокальная студии. Саша и сейчас ходит в цирковую студию, а еще недавно стал заниматься битбоксом (музыкальное направление, когда звуки издаются ртом и складываются в ритмы). «Я рада, что он не зацикливается на своем программировании. Кто знает, что ему потом в жизни пригодится», – улыбается Лидия.

– Как вы выбирали школу? 

– Нас пригласили в новую школу с инженерной направленностью, в первый класс. Мы не стали перепрыгивать через классы по двум причинам. Первая – я хотела, чтобы он общался с ровесниками. Все-таки психологически он соответствует своему возрасту. То есть, когда он был в первом классе – любил побегать, поиграть, и его друзья тоже с ним бегали, играли. Был бы он семилетний с пятиклассниками, кто бы с ним там бегал?!  

А вторая причина – нужно время на его увлечения. На программирование и все остальное. У него всегда, кроме школы, столько дел! Саша иногда говорит: мол, было бы здорово побыстрее школу закончить. Я говорю: но ты же понимаешь, что тогда тебе надо будет отложить программирование и все остальное, и несколько лет потратить на то, чтобы сдать все эти аттестации наперед…

– У него есть друзья – ровесники? Ему с ними интересно?

– Конечно, ребята постарше более близки ему по интересам, но с ровесниками он дружит хорошо. Ему все равно, что он кого-то опережает в развитии. Он не хочет быть умнее всех. Он говорит: я хочу, чтобы мне было с кем общаться и разговаривать.

– Он, вероятно, отличник в школе?

– У него все пятерки, кроме географии. Потому что она ему не интересна…

Лидия рассказала о трех главных подходах к воспитанию и образованию своего ребенка-вундеркинда.

Первое, за ребенком надо наблюдать. Не навязывать ему своих желаний.   

– Например, у меня была мечта, чтобы сын стал музыкантом, потому что я сама имею музыкальное образование. Он хорошо поет… Но ему это неинтересно.

Второе. Не забывать, что на учебе жизнь не заканчивается.

– Вся эта гонка, все эти олимпиады… Многие родители переводят детей на домашнее обучение, чтобы побольше в ребенка впихнуть, переживают, что в школе программа какая-то растянутая. Я в последнее время смеюсь, что Саша ходит в школу отдыхать, потому что у него вне школы так много дел… Он сейчас занимается такими вещами в программировании, которые делают взрослые люди.

Речь идет о проекте, в котором с помощью искусственного интеллекта обсчитывают результаты исследования лекарства от рака на эмбрионах рыб. Смотрят, как эмбрион, то бишь икринка, реагирует на конкретное вещество. которым на нее капают. Оно может разорвать икринку, или она будет развиваться с какими-то патологиями, или будет развиваться нормально. С помощью микроскопов делается много-много снимков, а Саша создает программы, чтобы эти снимки обрабатывать с помощью искусственного интеллекта. «Этот человек, руководитель проекта, сам нашел Сашу после какого-то интервью. Он дает Саше задания, Саша их выполняет», – уточняет мама.

Фото из личного архива

Третье правило Лидии: именно общение с людьми важнее всего остального в жизни.

– Даже я, например, когда вспоминаю свои студенческие годы – вспоминаю, как мы тусили, как смеялись, шутили. Все равно запоминаются люди, а не учеба. Саша и сам это уже начал понимать. Когда он ушел на дистант в 3 классе, через некоторое время он мне вдруг говорит: ты знаешь, я хорошо помню, что было в первом и втором классе, и совершенно не помню, что было в третьем. Я говорю: это потому, что ты сидел на дистанте, и ничего и не было. Был один компьютер и больше ничего. И он задумался…

Я читала много разных историй, как сложились судьбы вундеркиндов. И дело даже не в том, реализовался кто-то из них в будущем или нет, а в том, что детство-то, оно пройдет и его больше не будет. И почти все они говорили, что в детстве им не хватало общения.

– В этом смысле можно, наверное, только пожалеть детей Тепляковых? 

– Нет смысла жалеть чужих детей, в чем бы ни заключалась проблема. Потому что мы не знаем, как это воспринимают сами дети, мы не знаем, что там на самом деле происходит. Единственное, что я могу сказать – что у нас, конечно, совершенно разные подходы к воспитанию и образованию. Но и мы, и они имеем на это право. Это их ответственность как родителей. 

Лидия считает, что делает все для того, чтобы детство сына было счастливым.

– Все родители хотят счастья своим детям, но однажды я поняла, что мы часто хотим этого счастья в будущем, когда-нибудь, когда он вырастет, выучится, пойдет работать, женится, родит детей… Но я хочу, чтоб Саша был счастлив сейчас, сегодня! «Если у тебя в детстве не было велосипеда, а потом ты вырос и купил Бентли – у тебя в детстве все равно не было велосипеда». Именно поэтому я отгоняю Саню от любимого компа и веду его в бассейн, или мы идем кататься на коньках и лыжах. Потому что это тоже составляющие счастья, сегодняшнего, когда ты еще полон сил.

– Какое будущее вы бы пожелали для Саши?

– Будет ли Саша знаменит во взрослом возрасте? Очень сомневаюсь, его сфера на данный момент этого не предполагает. Но я прямо вижу вариант, в котором те, кто видел его по телевизору в детстве, говорят: «Столько надежд подавал, а ничего в итоге не добился!». Во всяком случае, видела подобное в сторону других «бывших вундеркиндов». А что, должны были оправдать чьи-то надежды? В общем, мое мнение – сейчас у Саши есть то, что есть. Это здорово, интересно, в определенной степени круто. Вот только не надо на то, что есть сейчас, накладывать какие-то ожидания насчет будущего. Тогда никто не будет разочарован.

Я бы хотела, чтобы то, что он будет делать во взрослом возрасте, приносило ему удовольствие, чтобы у него было ощущение нужности, самореализации и важности того, что он делает.  

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.