Home » Общество » Пророссийски настроенный украинец остается под угрозой экстрадиции из РФ

Пророссийски настроенный украинец остается под угрозой экстрадиции из РФ

«Для того чтобы выйти за Женю замуж, мне рекомендуют обратиться сейчас в Украину к  следователю за разрешением на его посещение в СИЗО», — говорит Валерия.

Ее гражданский муж Евгений Дайнеко вот уже полгода находится в следственном изоляторе города Волоколамска и ждет экстрадиции на Украину. Еще в 2021 году на Дайнеко в Россию поступил запрос из Интерпола с требованием выдачи его как уголовного преступника. Якобы когда-то он угнал воздушное судно на Украине.

Сам 34-летний Дайнеко, находящийся в розыске с мая 2015 года и объявленный в международный розыск как скрывшийся от органов внутренних дел Днепропетровской области и задержанный в сентября 2021 года в подмосковном Красногорске, утверждает, что никакой самолет не угонял. Однако шестеренки государственного механизма запущены, и остановить их, похоже, нельзя…

Где он был эти восемь лет?

Зачем и за что он на самом деле сидит?

И как долго еще будет?

Евгений Дайнеко отправил прошение на имя Путина. Фото: Из личного архива

«Я, Дайнеко Евгений Игоревич, длительное время постоянно проживаю на территории Российской Федерации, после того как я экстренно покинул Украину в связи со сменой власти. В настоящее время мне известно, что спецслужбы Украины различными способами пытаются выманить меня на территорию Украины.

По моему мнению, чтобы расправиться со мной. В связи с тем, что я являлся активным участником событий 2014 года и осуществлял поддержку группы «Беркут» (подразделения милиции специального назначения при МВД Украины, существовавшие до 2014 года. — Авт.), которые защищали легальную власть Украины. т.е. открыто выступал против «Правого сектора» (организация признана экстремистской, деятельность которой запрещена в России – авт.). Прошу предоставить мне политическое убежище, так как в случае выдачи меня из РФ мне угрожают расправа и физическое устранение».

Преданные весной

Господи, сколько же таких историй прошло передо мной за 8 лет…

Десятки человек уж точно. Все как под копирку. Бывшие ополченцы, добровольцы, активисты, после событий 2014 года на Донбассе и в Крыму они разными путями оказывались на территории России.

Проходило какое-то время, и Украина требовала выдачи своих граждан через Интерпол, чаще всего обвинив в каком-то банальном уголовном преступлении, — запрос приходил, их задерживали на нашей территории. И они сидели за решеткой, ожидая возвращения «домой». Где их давно уже ждали. Как террористов и наемников.

И не важно, были ли правы эти люди или виноваты.

Кого-то в последний момент удалось вытащить, снять буквально с трапа самолета, кого-то, увы, нет. Украина забирала «своих» и через третьи страны.

«Около 500 человек в год выдает Россия», — сообщили СМИ о количестве экстрадированных в последнее время на Украину, а также в Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизию. По подсчетам ведомства, которое занимается обвиняемыми иностранцами, в 2019-м таких было 734, в 2020-м — 445, в 2021-м — 499.

Самым первым был программист Антон Ларкин, ополченец, защищавший Славянск в 2014 году. Он был задержан летом 2016-го, к тому моменту прожив в России около двух лет вместе с семьей и ребенком. Его обвинили в том, что на родине он угнал… автомобиль. И за это грозило до 15 лет лишения свободы — дело в том, что на Украине нет дифференциации, машину угнал человек или самолет, статья одна, и она тяжкая.

Евгения Дайнеко якобы обвиняют в том, что он совершил попытку угона воздушного судна. Хотя он сам признается, что самолет не угонял, а взял с пацанами покататься как раз чужую машину. Молодой был, ветер в голове.

«По глупости все случилось, — рассказал Дайнеко, когда я в качестве правозащитника навестила его в волоколамском СИЗО. — Машина была старая, обычные «Жигули», стоили какие-то копейки. Мы даже компенсировали ущерб владельцу, купили ему авто такого же цвета, и даже лучше, чем было, и он вроде бы нас простил, но уголовное дело все равно не прекратили».

Действительно, Евгений Дайнеко разыскивался Интерполом в связи с его осуждением по приговору Днепровского районного суда г. Днепродзержинска от 06.09.2013 года за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 289 Уголовного кодекса Республики Украина. Данная статья  «тяжелая», по которой предусмотрено лишение свободы на срок от пяти до восьми лет. Евгений был осужден за незаконное завладение транспортным средством по предварительному сговору группой лиц.

Полтора оставшихся года срока ему нужно было условно доотмечаться в украинской полиции по месту жительства.

Говорит, что честно, как и положено, ходил в местное отделение (Дайнеко — уроженец города Днепродзержинска).

Однако, судя по всему, послушным поведением он не отличался. И во время событий начала 2014-го, все еще находясь под «условкой», незадолго до референдума Дайнеко уехал в Крым, хотя условный срок еще не закончился. Как он сам говорит, стражи порядка его спокойно отпустили, сказав, что может отмечаться в полиции и там, никаких проблем нет.

Так он оказался в еще украинском Крыму. Буквально через неделю Крым стал российским. Условно осужденный Евгений Дайнеко, можно сказать, пересек границу двух государств, то есть формально нарушил условия отбывания своего условного наказания.

«Граница сама «пересеклась» по отношению к нему», — объясняет Денис Алекринцев, защитник задержанного.

Понятно, что ходить в полицию и дальше смысла не было. Как и не было больше в Крыму украинской полиции. Здание осталось прежним, люди, работавшие в нем, те же самые, только печати поменялись. По российским законам Дайнеко ничего не нарушал, и посчитав себя совершенно свободным, он не стал возвращаться в родной Днепродзержинск, а продолжил свое путешествие теперь уже по просторам России  дальше как ни в чем не бывало.

Уже после его задержания как лица, находящегося в розыске и подлежащего экстрадиции на родину, Евгений написал уже упомянутое прощение о политическом убежище,

«Да, по идее, он может просить получение политического убежища, — продолжает Денис Алекринцев. — Но в этом случае подать документы ему нужно было в течение семи дней с момента начала пребывания в Российской Федерации. Естественно, этот срок он пропустил, так как, повторяю, не пересекал границу России, а просто в один прекрасный день оказался в ней. И сейчас восстановить этот срок нам восстановить не получается. Есть определенные правила, они были нарушены — все».

На руках у Евгения находился украинский паспорт, но получить российское гражданство, пусть и в Крыму, он не смог, не было оснований. Он же не житель полуострова.

На Украину, естественно, он с тех пор ни ногой. Все мечтал перевезти сюда маму и сестру, те по-прежнему оставались в Днепродзержинске.

«Первый звонок был с Украины какое-то время назад от знакомых, сказали, что ищут Женю. Что на него подали в розыск, якобы, за участие в беспорядках. Он весь побледнел, когда узнал, был напуган, просто как ребенок, — рассказывает Валерия, невеста Дайнеко. — Мы прежде сталкивались со столькими проблемами по бизнесу, когда пандемия началась, тоже было непросто — но никогда не унывали, а здесь, я вижу, у человека просто опустились руки».

Фото: Из личного архива

Без права на выезд

Нам посоветовали, что надо срочно подавать на гражданство. Но у Евгения не было иммиграционной карты. И прописки не было. На территории России он находился много лет незаконно, то есть ему сначала надо сделать официальный выезд и снова заехать сюда. «Но как он может сейчас сделать выезд на территорию Украины?» — недоумевает Валерия.

В сентябре 2021 года за ним пришли. Причина, по которой его требовала Украина, была другая: захват самолета. Это написано в запросе Интерпола.

Было бы сразу известно, что это обычный «жигуленок», никто бы, думаю, и заморачиваться с международным розыском не стал из-за такого пустякового дела. А тут — целый самолет. «Это как раз и говорит о том, что уголовная статья по угону — только предлог, чтобы вытащить Евгения на родину, — предполагает защитник Дайнеко. — Дело в том, что статья в украинском Уголовном кодексе действительно одна: «Угон транспортного средства», и за нее максимально дают 15 лет.

Что ж, эта версия похожа на правду. Я посмотрела все украинские СМИ за последние 15 лет. Никаких инцидентов с воздушными судами, во всяком случае, громких и публичных, там не было.

Последний раз о якобы угнанном украинском авиалайнере писали в августе прошлого года. Это ЧП произошло в Афганистане при захвате власти талибами (движение признано в России террористическим и запрещено — «МК»). Потом выяснилось, что борт у экипажа перекупили богатые торговцы, чтобы уехать из воюющей страны. То есть это явно другой самолет, не тот, в захвате которого теперь обвиняют Евгения Дайнеко.

Так за что же он сидит сегодня и чего ждет? Интерполу, в принципе, все равно — они делают свою работу, а России?

На Украину его выдавать не получится, наверное, в свете происходящих ныне событий. Или все-таки можно?

«Хотите жениться — езжайте на Украину»

«Меня просто гоняют из кабинета в кабинет, чтобы я отстала. Я хожу в прокуратуру Красногорска как на работу, каждую среду, — говорит гражданская жена Валерия. — Там разводят руками и в который раз отфутболивают. Никто не знает, что с нами делать и как. Тем более что он не под следствием, у него уже есть приговор суда. Это старое и никому не нужное дело. Ок, не хотите отпускать, хорошо, пустите меня к нему — и мы поженимся, а у него появится основание остаться в России. А на это мне говорят, что прежде я должна получить разрешение на свидание у украинского следователя, который ведет там его дело. Съездить на Украину и вот так запросто получить в нынешних обстоятельствах. Я звонила следователю еще до всего, что сейчас началось, тот говорит, что это не в его полномочиях — давать разрешение на свидание в российском СИЗО».

Кому будет плохо от того, что они станут мужем и женой? Украина обидится? Разрешить девушке узаконить отношения, чтобы муж уже как официальный супруг мог подать на гражданство?

Нет разрешения на политическое убежище. Нет на временное убежище. Даже как беженца Дайнеко здесь невозможно оставить. Он слишком давно приехал. Он особо не занимался своей легализацией все это время, думая, что все и так обойдется. По всем статьям ему отказ.

Сейчас у него вообще никакого правового статуса нет, кроме как лица, подлежащего экстрадиции.

Он не числится ни за судом, ни за следствием — оно украинское. Но никто не хочет брать на себя ответственность за такое неоднозначное дело.

«Самое главное, что Женя даже наказание за угон машины полностью отбыл за эти полгода в российском СИЗО, ведь ему оставалось условно доотмечаться на Украине всего 20 дней. Так за что он сидит?» — задает наивный вопрос Валерия.

В свое время программиста Антона Ларкина, участвовавшего в 2014 году в событиях на Донбассе, удалось вытащить. И оставить в России. Хотя он и провел за решеткой больше месяца.

Но там помогли боевые друзья. Вообще бывшие добровольцы часто вступаются за своих и помогают предотвратить экстрадицию. Объясняют, что может грозить их товарищу, если он пересечет границу с Украиной. Но в случае с Дайнеко — другое дело, так как он нигде не воевал, в списках добровольцев не значится (я попросила это проверить), следовательно, никакое боевое братство ему не поможет.

…Евгения Дайнеко я навещала в СИЗО в декабре. Еще до всех нынешних событий. Он был расстроен и испуган и от этого, видимо, дерзил. «Вы мне никак не поможете, только пропиариться хотите на моем деле», — сказал он тогда с горечью.

Со дня на день он ждал тогда экстрадиции. Но она все откладывалась и откладывалась.

А потом 24 февраля — и все. Он завис. И на Украину ему теперь путь заказан – даже чисто физически невозможно его туда переправить, все связи между нашими государствами разорваны, и с Интерполом теперь отношения не очень. Но и в России не может же парень сидеть пожизненно.

Или — может?

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА:

Евгений Дайнеко отбывал в Украине по месту своего жительства условное осуждение по приговору украинского суда. Общеизвестно, что условное осуждение — это мера уголовно-правового характера, заключающаяся в установлении для осуждённого, исправление которого может быть достигнуто без реального отбывания наказания, испытательного срока, в течение которого осуждённый должен доказать своё исправление. Если в течение испытательного срока условно осуждённый уклоняется от контроля или исполнения возложенных на него обязанностей, что собственно и произошло с Евгением (он покинул определенное приговором место жительство в Днепродзержинске, по которому должен был отбывать наказание, перестал отмечаться), в таком случае не имеет значения, много или мало наказания осталось неисполненным в Украине (нахождение в российском  СИЗО в ином качестве по закону не является отбытием ранее назначенного Евгению условного наказания в Украине).

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.