Home » Общество » Многодетная мать из Судака оказалась под угрозой выселения священнослужителями

Многодетная мать из Судака оказалась под угрозой выселения священнослужителями

В Судаке многодетная мать Анна Полякова пытается отстоять право на человеческую жизнь. Семья еще в 2011 году поселилась в небольшом домике, расположенном недалеко от часовни, где служил муж Анны. Впоследствии отношения супругов разладились. Отец семейства уехал и больше не вернулся в связи с разводом. А в 2020 году священнослужители попытались выселить многодетную семью. Но суд выяснил, что дом религиозной организации не принадлежит, и отказался выселить Полякову. Городские власти тоже к ситуации отношения не имеют, ведь домик не входит в состав жилищного фонда города. «МК» разбирался в этой запутанной истории.

Анна с детьми у дома. Фото: Из личного архива

Нужно обручиться

Анна Полякова выросла и жила в Керчи, там же в 2002 году познакомилась с будущим мужем — они встретились в церкви. Алексей только окончил Киевскую духовную семинарию, приехал в отпуск. Анна получила диплом вуза, устроилась на работу технологом, а по воскресным и праздничным дням регулярно посещала храм, мечтала петь в церковном хоре.

Алексей сразу дал понять, что хочет жениться на верующей девушке. Объяснил Анне, что собирается стать священником и ему нужно еще до рукоположения обручиться, иначе в священстве ему придется жить монахом — таковы правила.

Они стали встречаться, Анна влюбилась. В ее представлении священник был образцом добродетели и верности, а она выросла без отца. К тому же, девушка мечтала о большой семье, какие обычно бывают у батюшек. Анна дала согласие на брак, переехала к мужу в Запорожье. Там они вместе работали на стройке — Алексей по первому образованию был инженером и занимался прокладкой канализаций и водопроводов. Через пару лет будущий священнослужитель нашел место, где его примут на службу, — в России, в Воронежской области.

Супруг уехал, а Анна осталась, будучи на третьем месяце беременности. Через полгода приехала к мужу. Он жил в мужском общежитии при храме, где был один на всех туалет и одна раковина с холодной водой — даже не искупаться.

Алексей готовился к рукоположению, в проблемы жены не вникал. Рыдающую у окна общежития беременную женщину увидел незнакомый монах. Договорился со своими знакомыми, чтобы они приняли ее в деревне. Из-за переживаний Анна родила недоношенного мальчика.

Из роддома муж повез ее с младенцем в Калач, куда его направили послужить диаконом перед рукоположением. Там семью приютила местная жительница.

Когда муж получил сан иерея, ему дали приход в деревне в Воронежской области. Так Алексей Довбыш в 2005 году стал настоятелем храма Архангела Михаила в с. Воронцовка Павловского района. «Там мы купили дом, получили российское гражданство, — продолжает Анна. — Я родила еще троих детей. Но летом 2011 года нам пришлось уехать. У старшего сына развилась тяжелая форма астмы. Врачи сказали, что ему необходим морской климат. Муж съездил на Украину на прием к владыке, он направил его служить в Судак».

«Собрала детей и уехала»

Когда семья переезжала в Крым, Анна была беременна пятым. Супруг стал настоятелем небольшой часовни, расположенной рядом с морем, которую давно не посещали прихожане. Ему поручили восстановить приход. Поблизости стоял небольшой не бог весть какой домик на два помещения — с крышей и окнами, но без пола, площадью около 40 кв. метров.

Оба здания построил в начале двухтысячных жилищно-строительный кооператив (ЖСК), организованный с участием казачьей общины. Для этого кооперативщики выделили один из своих участков.

Молодому многодетному иерею казаки обрадовались — осядет, будет окормлять их на месте. Батюшка с семьей поселился в этом домике. Алексей своими руками провел в него водопровод и канализацию.

«Жили в домике в страшной тесноте, без удобств. Когда родился пятый ребенок, мне пришлось ночевать с ним на кухне. А муж с остальными детьми спал в комнате. Наши отношения разладились. Алексей стал выпивать, поднимать на меня руку. Сначала я смирялась, как положено матушке. Но в 2013 году не выдержала — собрала детей и уехала в Керчь».

Чтобы восстановить семью, отец семейства попросил членов кооператива помочь ему пристроить к домику прихожую, санузел и две отдельные спальни. Оставалось лишь провести отопление. Этим благоустроение семьи и ограничилось. Алексей уговорил Анну вернуться.

Свадьба со священником. Фото: Из личного архива

Супруг-священнослужитель не всегда следовал требованиям благовидного поведения. В январе 2014 года случилось очередное задержание мертвецки пьяного служителя за рулем. По сообщению СМИ, «средь бела дня на въезде в Керчь украинские гаишники остановили микроавтобус Ford Transit… из-за руля выпал батюшка, находящийся в изрядном подпитии… По словам нарушителя, в Судаке он содержит приход, а в Керчи его ждут жена и дети. Так между приходом и домом бедолага мотается… Заподозрив, что псевдосвященник «ряженый», гаишники тем не менее составили на задержанного протокол, а микроавтобус отправили на штрафплощадку. Благочинный Феодосийского церковного округа отец Антоний подтвердил, что священник Алексий Довбыш, остановленный гаишниками в Керчи, служит в судакской часовне Федора Ушакова. По словам епископа Андрея, который многие годы был секретарем Воронежской епархии, Довбыш три года назад (еще в начале 2011 года, до переезда в Крым. — Л.П.) был изгнан из церкви из-за дисциплинарного непослушания». Обстановка дома снова стала невыносимой, вспоминает Анна. «А потом Алексей собрался и уехал к родителям. Стал мне звонить из Запорожья, просить, чтобы мы с детьми приехали к нему. Мы поссорились, он бросил трубку и перестал выходить на связь».

Новый священник бежал с Украины

Анна осталась одна с детьми. «Плакала, не понимала, как жить дальше. Если бы не поддержка людей, не знаю, что было бы с нами», — говорит она. В недостроенном доме холодно, электрические обогреватели не справлялись, а близилась зима. Встал вопрос о проведении газового отопления. Полякова обратилась к председателю кооператива. Оказалось, что члены ЖСК еще в 2008 году исключили из своего плана земельный участок, на котором стоят дом и часовня, чтобы не платить лишние деньги городу за аренду. А епархия землю и строения не оформляла (до 2017 года разрешено использование земельного участка для религиозного использования. — Л.П.).

Многодетная мать пошла в горисполком. Городской глава успокоил ее: с пятью детьми никто не выселит. И пообещал помочь с газом. В декабре 2014 года в домик провели газ. А тем временем казаки нашли нового настоятеля. Им стал священник, прибывший в Крым из Запорожья. Об этом рассказал председатель ЖСК Николай Токарчук. По его словам, община помогла батюшке устроиться служить в часовню, нашла жилье и для него, пообещала всяческое содействие. А тот, в свою очередь, обязался не претендовать на дом, в котором осталась жить Полякова с детьми.

Анна подала на развод, их развели в 2014 году. Суд назначил ее бывшему мужу алименты. Сам же отец, по словам Анны, «не отправил детям ни копейки», она его безуспешно разыскивала в рамках исполнительного производства по алиментам. В апреле 2016 года Анна по суду признала бывшего супруга Алексея Довбыша безвестно отсутствующим.

Променяла мужа на «старика»

Одним из тех, кто помогал выжить многодетной матери, оставшейся наедине со свалившимися на нее трудностями, был немолодой казак Виктор.

«Я увидел матушку, еще когда мы помогали доделывать пристройку, — молоденькая, почти девчонка, и все время одна с детьми, — вспоминает Виктор. — А когда она осталась без мужа — ходил, помогал, чем нужно. Ну и доходился: влюбился как пацан».

Анна ответила взаимностью. Они стали жить вместе. Полякова продала дом в Воронежской области, выручив за него несколько сотен тысяч рублей. Они с Виктором оборудовали в доме котельную, сделали теплые полы, установили пластиковые окна. От часовни отгородили двор забором. В 2016 году она родила от Виктора еще одного сына, а в 2018-м — дочку.

Единственное, что несколько омрачало жизнь новой семьи, — злые языки прихожан. Люди судачили, что матушка «променяла» мужа на «старика» — Виктор старше ее на 24 года. Анна же говорит, что впервые в жизни почувствовала мужскую любовь и заботу.

А в 2017 году семью начали выживать из заботливо свитого гнезда. В январе в дом заявились несколько прихожан вместе со священником и потребовали освободить жилье. «Сказали, что батюшке негде жить, хотя это не так — ему один из казаков оформил в дар свой участок, на котором он построился. Люди кричали, что настоятель в своем доме замерзает. Нам дали неделю на сборы», — вспоминает Полякова.

Идти семье было некуда. «Снимать нам не по карману, да и кто сдаст такой ораве, когда в Судаке каждый квадратный метр летом приносит доход. Мы освободили половину дома и перебрались в пристройку», — рассказывает Анна.

Священник в освобожденную половину так и не заселился. Через несколько дней прихожане подогнали к воротам трактор и вырыли траншею. «Мы оказались отрезанным от улицы — не войти, не выйти. Я вызвала полицию, после этого траншею закопали», — продолжает многодетная мать.

Полякова обратилась в прокуратуру. Там проверили документы на дом — техпаспорт, договоры на коммунальные услуги, чеки об оплате. И порекомендовали обратиться в суд с иском к администрации города Судака о понуждении заключить договор соцнайма. Анна так и сделала и весной 2017 года обратилась в суд, который ей отказал, поскольку это помещение не входит в состав муниципального жилищного фонда города Судака, в ЕГРН сведения о зарегистрированных правах на недвижимость отсутствуют, доказательств принадлежности дома суду не представлено. Привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица православная религиозная организация «Феодосийская епархия» от участия в деле устранилась.

После этого городская администрация передала епархии участок площадью около 14 соток, две из которых занимает дом, в безвозмездное пользование сроком на 10 лет. А приход начал строительство церкви.

В церковный праздник отключили водопровод

В том же 2017 году семью заставили снести забор, отделяющий дом от часовни. В большой церковный праздник отключили водопровод. В органы опеки поступил сигнал от священника: дети Поляковой содержатся в ненадлежащих условиях. «Из опеки приезжали. В раковине стояла немытая посуда, был какой-то беспорядок, что обычно устраивают дети. Мы объяснили, что нам искусственно создали такие условия. Они составили акт, уехали», — говорит Анна.

Полякова написала письмо в патриархию. Старшая из ее дочерей записала видеоролик, в котором рассказала, что их выгоняют на улицу священнослужители, и выложила его в городской соцсети. Разразился скандал.

Из епархии Поляковой пришел ответ, что священнику уже дали указание, чтобы мать и детей «не выселяли из церковного дома».

Но в 2019 году батюшке выдали в БТИ новый техпаспорт, и в нем уже дом значился нежилым помещением.

В июле 2020 года религиозная организация «Православный приход храма Святого праведного Федора Ушакова г. Судака Республики Крым Феодосийской епархии» подала в суд иск к Анне Поляковой о выселении семьи. И епархия его поддержала — потребовала устранить препятствия в пользовании «нежилым» помещением. В мае 2021 года суд святым отцам в иске к многодетной матери отказал.

Автор связывался со священнослужителями, просил пояснений. Настоятель прихода проявил недюжинную заботу, заявив, что на территории идет стройка, а это опасно для детей Поляковой, которые там бегают. «Я хочу, чтобы в администрации для них нашли жилье», — сказал он.

Позицию епархии озвучил митрополит: муниципальные власти обязаны найти помещение, куда «они переселяют людей, которые пострадали во время несчастий и стихийных бедствий», а не решать проблему «за счет епархии».

В городской опеке сообщили, что в Судаке нет социального жилья, в очереди на его получение стоят сотни семей. Полякова, которую уже поставили на учет, находится в списке в четвертой сотне. Сотрудники опеки пообещали, что донесут до суда свою позицию: выселение семьи из единственного жилья «ущемляет права несовершеннолетних детей».

Теперь живем и без туалета

Однако, как рассказала «МК» представитель Анны Поляковой, права детей в суде отстаивала из всех официальных органов только городская прокуратура. А сотрудники опеки заявили, что не возражают против выселения многодетной семьи.

Суд же, разобравшись в истории помещения, выяснил, что оно значилось как жилое, не имеющее собственника. То есть епархии спорный дом не принадлежит, хоть и находится на оформленном к этому времени земельном участке для религиозного использования. При этом многодетная мать в нем живет с 2011 года (задолго до того, как епархия вступила в свои права), вкладывала свои деньги в строительство и ремонт, платит за электричество и газ. И другого жилья у ответчицы и ее детей не имеется.

Епархии суд отказал в выселении многодетной семьи. Священнослужителей такое решение не устроило, они подали апелляционную жалобу. А пока жалоба готовилась к рассмотрению, дом отрезали еще и от канализации.

«Теперь живем и без туалета», — вздыхает Анна.

«Жизнь в доме с отключенными коммуникациями в климатических условиях Крыма для многодетной семьи представляет огромную сложность, — отмечает представитель Анны Поляковой. — Необходимо постоянно подвозить воду, куда-то вывозить нечистоты. Семья постоянно вынуждена тратить время на поиски транспорта для этого, нести дополнительное финансовое бремя».

«Несоизмеримые потери»

Верховный суд Республики Крым, который рассмотрел в декабре 2021 года апелляционную жалобу священнослужителей, оставил решение Судакского городского суда в силе. Коллегия судей посчитала, что «должен существовать разумный баланс между используемыми средствами и целью, которую преследует мера, лишающая человека имущества и права на единственное жилье». И что выселение Поляковой из дома, на который она «потратила собственные накопления, приведет к существенному снижению социально-экономических показателей ее жизни и несовершеннолетних детей», семья «понесет потери имущественного характера, которые не идут в сравнение с потерями истцов».

Из документов суда также следует, что священнослужители даже не смогли пояснить, для каких целей им так необходимо помещение, которое они требовали освободить, — то ли для воскресной школы, то ли для подсобки.

«После этого священник на проповеди сказал перед людьми, что его благословили в епархии нашу семью больше не трогать», — рассказывает Анна.

Вот только городские службы, в которые обращался настоятель с заявлением об отключении водопровода и канализации, теперь не спешат подключить их обратно.

Анна тяжело вздыхает: «Я уже так устала. Дали бы нам дожить в этих двух комнатах, пока дети на ноги встанут».

Никто не хочет помочь

Представитель Поляковой пояснила, что должностные лица коммунальных служб ссылаются на нормы закона: «Заявление о подключении воды и канализации рассматривается только с приложением правоустанавливающих документов либо на землю, либо на дом. Нам заявили, что Полякова не может пользоваться этими благами, поскольку не является законным пользователем помещения».

И сложилась странная ситуация: семью в никуда не выселяют, но и жить в человеческих условиях не дают. Коммуникации ведь даже прокладывать не нужно, они есть. Городу не придется тратиться — наоборот, в его бюджет будут поступать дополнительные платежи за коммунальные услуги.

Было бы только желание помочь многодетной семье.

В школе, где учатся дети Анны Поляковой, положительно отзываются о многодетной семье. Классный руководитель старшей из дочерей рассказала: «Хорошие дети, воспитанные, мама ими занимается. Нормальная семья. Бедная мама — столько лет борется за свои права. Как женщине я ей сочувствую — что ей приходится ходить в суды, сталкиваться с людьми, которые негативно настроены. Это тяжело».

Представитель Анны Поляковой добавила, что все дети несовершеннолетние, им от 2,5 до 17 лет. «Две дочки Анны уже побывали в «Артеке». А там огромный конкурс, в котором участвуют дети со всей страны. Чтобы туда попасть, нужно не только хорошо учиться, но и участвовать в школьных олимпиадах, соревнованиях. Дочери Анны в них уже побеждали дважды. Девочки занимаются танцами, английским языком, вокалом, мальчишки — спортом, шахматами. Дети развитые, грамотные, активные».

Так неужели для этих детей ничего нельзя сделать?

Глава городской администрации Судака Константин Подсевалов, с которым связался «МК», заявил, что спорный дом принадлежит церкви. «Я знаю, что священнослужители хотят, чтобы она съехала, — сказал городской глава. — И если этот дом принадлежит им, администрация никак не может повлиять на ситуацию».

Впрочем, Подсевалов пообещал выяснить, на каком основании отключили в доме коммуникации. И тут же спросил: «А вы знаете, что у двоих детей Поляковой есть отец?»

«Некуда мне забрать такую ораву», — оправдывается Виктор, отец младших детей Поляковой, пенсионер, прописанный в доме своего взрослого сына, у которого есть свои дети. А места еще для девяти человек в доме сына нет.

Вскоре после звонка «МК» городскому главе Анна Полякова сообщила, что священнослужители подали жалобу в кассационный суд. Не унимаются святые отцы. Прямо как в поговорке: «На Бога надейся, а сам не плошай».

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.