Home » Политика » «Чревато ядерной войной»: газеты СССР и США ярко писали о Карибском кризисе

«Чревато ядерной войной»: газеты СССР и США ярко писали о Карибском кризисе

В этом году в условиях небывалой конфронтации между Россией и Западом исполнится 60 лет Карибскому кризису, во время которого конфликт между Вашингтоном и Москвой из-за размещения советских ракет на Кубе подвел мир к опасной черте, за которой могла разразиться ядерная война. Мы изучили, как советская и американская печать осенью 1962 года освещала драматические события.

Громыко и Добрынин на переговорах с Кеннеди по поводу размещения ядерного оружия СССР на Кубе. Фото: ru.wikipedia.org

Кубинскому кризису предшествовало размещение в 1961 году американцами в Турции ракет средней дальности, которые практически беспрепятственно могли поразить Москву и главные промышленные центры страны, что лишало СССР возможности нанести равноценный ответный удар.

Тогда Советский Союз разместил свои ракеты на Кубе – в непосредственной близости от побережья США. Получив с самолетов-шпионов информацию о наличии фактически на своем «заднем дворе» советских баллистических ракет, американцы были ошарашены. В Вашингтоне начались лихорадочные обсуждения. Президенту Кеннеди было представлено его советниками три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Главная в СССР газета «Правда» в сентября 1962 года писала о том, что стремящийся отстоять свой суверенитет Остров свободы обратился за помощью к Советскому Союзу. Но отправку в Западное полушарие ракет в Москве по понятным причинам никоим образом не афишировали.

На страницах «Правды» 12 сентября появилась информация под названием «Покончить с политикой провокации» с официальным заявлением ТАСС, в котором правительство СССР призвало все мировые державы обратить внимание «на провокации, предпринимаемые правительством Соединенных Штатов Америки, провокации, которые могут ввергнуть мир в катастрофу всеобщей мировой войны с применением термоядерного оружия…

Как известно, по просьбе кубинского правительства в связи с угрозами агрессивных империалистических кругов на Кубу поставляется из Советского Союза и некоторое количество вооружения. Кубинские государственные деятели обратились также к Советскому правительству с просьбой прислать на Кубу советских воинских специалистов, техников, которые обучили бы кубинцев владению современным оружием…Вооружение и военная техника, поставляемые на Кубу, предназначены исключительно для оборонительных целей».

В главной советской газете вообще доставалось на орехи заокеанским создателям, как сказали бы сейчас, «фейковых новостей» о помощи СССР Кубе: «Многие еще люди в США обмануты этой гнусной пропагандой. Американский монополистический капитал, владея всей печатью, радио, телевидением – всеми средствами воздействия на умы людей, держит в плену неведения американский народ и пользуется этим, чтобы обрабатывать общественное мнение в угодном для него направлении».

В начале октября 1962 года номер «Правды» выходит под шапкой «Обуздать зарвавшихся американских агрессоров!». На первой полосе газеты опубликовано «Заявление советского правительства», в котором полностью отрицается тот факт, что СССР разместил свои ракетные боеголовки на Кубе.

«Готовы к любому развитию событий»

22 октября 1962 года Джон Ф. Кеннеди обратился к американскому народу и советскому правительству в телевизионном выступлении. Президент США подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг кубинских берегов. Предупредив, что американские вооружённые силы «готовы к любому развитию событий», Кеннеди осудил Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение».

Хрущёв заявил, что блокада незаконна и что любой корабль под советским флагом будет её игнорировать. Он пригрозил, что, если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно.

Тем не менее, 24 октября американская блокада Кубы вступила в силу: 180 кораблей ВМС США окружили остров с приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу из СССР шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок.

«США вводят военную блокаду Кубы при обнаружении наступательных ракетных объектов; Кеннеди готов к противостоянию с Советским Союзом», – такой заголовок появился 23 октября 1962 г. в The New York Times

«Президент Кеннеди ввел военно-морской и воздушный «карантин» в отношении оборудования наступательной военной техники на Кубу, – информировала газета американцев. – В чрезвычайно серьезной речи он сообщил американскому народу, что Советский Союз, вопреки обещаниям, строит на Кубе наступательные ракетно-бомбардировочные базы. Он сказал, что базы могут принимать ракеты с ядерными боеголовками на расстоянии до 2000 миль.

Таким образом, сегодня вечером наступил критический момент в холодной войне. Президент решил вступить в прямую конфронтацию с властью Советского Союза и бросить ему вызов.

Два аспекта речи были примечательны. Одним из них была возможность прямой удар по Советскому Союзу как стороне, ответственной за кризис. Г-н Кеннеди относился к Кубе и правительству премьер-министра Фиделя Кастро как к простой пешке в руках Москвы и увязывал этот вопрос с советским правительством.

Президент с необычной прямотой обвинил советских руководителей в заведомо «ложных заявлениях об их намерениях на Кубе».

Другим аспектом выступления, особо отмеченным здешними наблюдателями, было твердое обязательство Соединенных Штатов действовать в одиночку против ракетной угрозы на Кубе.

Президент ясно дал понять, что страна не остановится перед военными действиями, чтобы положить конец тому, что он назвал «тайной, безрассудной и провокационной угрозой миру во всем мире».

Мистер Кеннеди сказал: Соединенные Штаты просят созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН для рассмотрения резолюции о «демонтаже и выводе всех наступательных вооружений на Кубе».

Он заявил, что запуск ядерной ракеты с Кубы против любой страны в Западном полушарии будет рассматриваться как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты. По его словам, это повлечет возмездие против Советского Союза.

Он призвал премьера Хрущева вывести ракеты с Кубы и таким образом «отвести мир от бездны разрушения».

«Лидеры обеих партий в Конгрессе, которых сегодня вызвали в Вашингтон для консультации с президентом по поводу кризиса и его решения, единодушно поддержали его, – продолжала рассказывать о накалявшейся не по дням, а по часам ситуации «Нью-Йорк Таймс». – В своем выступлении г-н Кеннеди подробно изложил характер военной угрозы на Кубе и реакцию этой страны.

Он сказал, что «подтвержденные» данные разведки указывают на то, что кубинские ракетные комплексы бывают двух типов. Один тип, который, по его словам, уже или почти завершен, будет способен оперировать баллистическими ракетами средней дальности. Президент сказал, что такие ракеты могут нести ядерное оружие на расстояние более 1000 морских миль — до Вашингтона, Панамского канала, мыса Канаверал или Мехико.

Вторая категория площадок предназначена для баллистических ракет средней дальности с радиусом действия более 2000 миль. Президент заявил: они могут поразить «большинство крупных городов западного полушария» от Лимы в Перу до Гудзонова залива в Канаде.

Мистер Кеннеди сказал: «Превращение Кубы в важную стратегическую базу благодаря наличию этого крупного, дальнобойного и явно наступательного оружия внезапного массового уничтожения представляет собой явную угрозу миру и безопасности всех американских континентов».

Хрущев и американский бас

На следующий день, 24 октября, The New York Times рассказывала, что СССР оспорил право Соединенных Штатов вводить запрет на поставки на Кубу оружия любого типа: «Предупредив администрацию Кеннеди, что ее военно-морская блокада чревата ядерной войной, Москва объявила, что вооруженные силы советского блока принимают соответствующие меры для повышения своей боевой готовности».

В сегодняшнем заявлении Советского правительства указывалось, что Москва будет сопротивляться требованиям Соединенных Штатов о демонтаже ракетных баз на Кубе.

Советская сторона настаивала на том, что оружие, предоставленное Советским Союзом, предназначено «исключительно для повышения обороноспособности Кубы». В советском заявлении утверждалось: «Соединенные Штаты требуют, чтобы военная техника, необходимая Кубе для самообороны, была вывезена с кубинской территории — это требование, которое, естественно, не может удовлетворить ни одно государство, ценящее свою независимость».

Западные дипломаты сочли это заявление относительно мягким, хотя оно и изобиловало предупредительными фразами, свойственными советскому правительству. Заявление указывает на то, что советское руководство еще не определилось с твердым курсом действий».

Не удивительно, что The New York Times ловила малейшие подробности из Москвы, пытаясь «прочесть сигналы».

«Сегодня вечером в советской столице царила атмосфера напряженности, но не острого кризиса. Премьер Хрущев и другие члены Президиума правительства посетили оперу «Борис Годунов» в Большом театре. Они принимали Георге Георгиу-Дежа, главу румынского государства, и румынского премьера Георге Маурера, которые проезжают через Москву по пути из Индонезии с государственным визитом. Заглавную партию в опере исполнил американский бас Джером Хайнс. Хрущев, выглядевший расслабленным, устроил овацию Хайнсу, а затем поздравил его за кулисами.

В трактовке новостей о событиях на Кубе отразилось некоторое опасение со стороны советского правительства по поводу возможной негативной реакции со стороны советского народа. Советские теле- и радиокомментаторы подробно объясняли, почему возникла необходимость в поставках оружия на Кубу».

В Москве в этот же день на страницах «Правды» появилась статья, в которой заявление Кеннеди было разнесено в пух и прах («От первого и до последнего слова проникнуто фальшью и лицемерием») и уподоблено «молитве грабителя перед выходом на большую дорогу».

При этом публикация в «Правде» от 24 октября была выдержана в духе «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути»: «В современных международных условиях наличие мощного оружия, в том числе ракетно-ядерного оружия, у Советского Союза является по признанию всех народов мира решающим средством, которое сдерживает агрессивные силы империализма от развязывания мировой истребительной войны».

В опубликованном на первой странице газеты заявлении советского руководства делаются выпады в адрес Вашингтона: «Правительство США обвиняет Кубу и том, что она будто бы создает угрозу для безопасности Соединенных Штатов. Но кто поверит, что Куба может создавать угрозу для США?

Если говорить о размерах и ресурсах двух стран, о их вооружениях, то ни одному здравомыслящему государственному деятелю и в голову не придет, что Куба может представлять угрозу для Соединенных Штатов Америки или для какой-либо другой страны, По меньшей мере лицемерно говорить, будто маленькая Куба может покушаться на безопасность Соединенных Штатов Америки».

И опять продолжается тема миролюбия СССР, которое американцам не рекомендуется испытывать на прочность: «Советский Союз уже неоднократно заявлял, что ни одна советская ядерная бомба не упадет ни на территорию США, ни на какую-либо другую страну, если не будет совершена агрессия. Ядерное оружие, которое создано советским народом, находится в руках народа, никогда не будет использовано в целях агрессии. Но если агрессоры развяжут войну, то Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар».

В этот же день на первых страницах советских газет появилось довольно лаконичное сообщение: «В связи с провокационными действиями правительства США и агрессивными намерениями американских вооруженных сил 23 октября 1962 года в Кремле Советское правительство заслушало Министра Обороны СССР, Маршала Советского Союза товарища Малиновского Р.Н. О проведенных мероприятиях по повышению боевой готовности в Вооруженных силах и дало Министру Обороны необходимые указания, в том числе впредь до особого распоряжения:

1. Задержать увольнение из Советской Армии старших возрастов в ракетных войсках стратегического назначения, в войсках противовоздушной обороны страны и в подводном флоте.

2. Прекратить отпуск всему личному составу.

3. Повысить боеготовность и бдительность во всех войсках».

«Завершить ликвидацию опасного конфликта»

А 25 октября The New York Times пишет, что, по данным Пентагона, «некоторые из кораблей советского блока, направлявшиеся на Кубу, по-видимому, изменили курс и избежали непосредственного контакта с кораблями Соединенных Штатов, блокировавшими остров. Однако другие суда коммунистического блока все еще следуют курсом на Кубу, добавили в ведомстве…

Сообщение о смене курса некоторых кораблей и неофициальное предложение премьера Хрущева о встрече с президентом Кеннеди были восприняты здесь как признаки того, что Москва все еще обдумывает свой следующий шаг.

Кеннеди получил вчера частное письмо от Хрущева, но, как говорят, оно было в том же неубедительном тоне, что и публичные заявления Кремля до сих пор. Чиновники заявили, что в письме не упоминается встреча на высшем уровне.

Предложение советского лидера о «встрече на высшем уровне» было сделано в послании британскому философу Бертрану Расселу.

Официальные лица восприняли это как очередную отсрочку, которая не дает реального представления о том, какой будет официальная советская реакция.

Источники в администрации указали, что Соединенные Штаты готовы рассмотреть возможность переговоров с Советским Союзом, возможно, на высшем уровне, но только в том случае, если Соединенные Штаты сохранят за собой свободу действий».

Упомянув послание Хрущева Бертрану Расселу, The New York Times приводит цитату из письма Никиты Сергеевича знаменитому философу и борцу за мир: «Советское правительство считает, что правительство Соединенных Штатов Америки должно проявить сдержанность и приостановить исполнение своих разбойничьих угроз, чреватых самыми серьезными последствиями».

Отдельно издание рассказало, как американская администрация пыталась убедить мировое общественное мнение в том, что организация советских баз на Кубе оправдывает введение блокады и риск войны.

Например, на вопрос «почему Соединенные Штаты не могут терпеть советскую базу у своего порога, если Советский Союз терпел западные базы в Турции, Италии, Японии и других местах близ своих границ?» в Вашингтоне отвечали так: «Ракетные базы в Турции, Италии и других местах были созданы западными союзниками с должным публичным уведомлением только после того, как Советский Союз дал понять, что у него есть ядерное оружие средней дальности, нацеленное на страны Западной Европы. Русские сделали это в то время, когда у Соединенных Штатов не было средств для нанесения ответного удара с собственной территории.

Соединенные Штаты утверждают, что западные державы пытались восстановить баланс сил, а не вторгались на новую территорию».

Перелом в карибском кризисе в публикациях The New York Times обозначился 26 октября, когда газета сообщила: президент Кеннеди согласился на переговоры по плану генсека ООН У Тана, а Хрущев тоже выразил согласие.

Правда, Кеннеди дал понять, что блокада Кубы будет продолжаться. «Премьер Хрущев принял предложения г-на Тана, согласно которым Соединенные Штаты приостановят блокаду на две-три недели, а Советский Союз прекратит поставки ракет на Кубу».

К концу октября стало очевидно: острый кризис миновал, Москве и Вашингтону удалось договориться. СССР обязался убрать свои ракеты с Кубы, а американцы убрали ядерное оружие с территории Турции.

Переговоры велись в условиях секретности – и подробности не попали на страницы The New York Times, не говоря уж о советских газетах. Как бы то ни было, на первой полосе «Правды» от 30 октября появился текст под названием «Завершить ликвидацию опасного конфликта», объединивший в себе послание президента Кеннеди Хрущеву и высказывания просоветских деятелей – например, Рауля Кастро, заявившего, что «Советский Союз предотвратил развязывание мировой войны».

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.