Home » Политика » Польша без границ: как Варшава хочет заглотить Украину

Польша без границ: как Варшава хочет заглотить Украину

«Как, надеюсь, пророчески сказал Владимир Зеленский, между нашими странами — Польшей и Украиной — не будет больше границы…Чтобы мы жили вместе на этой земле, строя и отстраивая свое общее счастье» — заявил президент Польши Анджей Дуда, предусмотрительно не расшифровав при этом, как именно будет выглядеть это самое «общее счастье». Некоторые наблюдатели ( а заодно активные политические игроки) в России сочли это прелюдией к разделу Украины: русскоязычные территории добровольно присоединяются к РФ, Венгрия забирает Закарпатье, а Польша подгребает под себя западенцев. Уверен, однако, что в Варшаве думают о несколько ином варианте — о жесткой, но при этом тщательно замаскированной и задекорированной экспансии.

Фото: Global Look Press

В 2010 году в период краткого, но очень бурного потепления отношений между Москвой и Варшавой в офисе одного местного политика в Кракове я обратил внимание на карту Польши перед Второй мировой войной, на которой Вильнюс был обозначен как часть Речи Посполитой. Увидев мой интерес, хозяин кабинета сразу поспешил уточнить, что карта имеет чисто историческую ценность и не должна восприниматься как политический намек. Аннексировать территорию Литвы, а также Украины и Белоруссии в Варшаве, думаю, действительно не собираются. Однако Польша видит себя в роли старшего брата — первого среди не совсем равных или, возможно, будет правильнее сказать, среди совсем не равных.

В Варшаве обожают при каждом удобном и неудобном случае поговорить о том, как плох российский или немецкий империализм. Но вот польский империализм при этом считается вовсе не грехом, а добродетелью. Когда в 2005 году в России начали торжественно отмечать приуроченный к изгнанию за 300 лет до этого польских интервентов из Москвы День народного единства, многие сочли этот праздник фиктивным. Мол, пытаясь отучить народ праздновать 7 ноября, власти искусственно сделали «красным днем календаря» 4 ноября. 17 лет тому назад времена, когда польско-литовское государство было одной из доминирующих держав в нашей части Европы, казалось чем-то из древней истории.

Но времена имеют свойство меняться. Экономически и политически окрепнув, Варшава твердо намерена взять реванш за серию постоянных поражений польского государства и польского национального движения в XVII-ХХ веках. Польша выбрала для себя роль главного союзника и «полномочного представителя» США на Украине и в Белоруссии. Открыто возвращать себе «потерянные территории» (напомню, что до 1939 года в состав Польского государства выходили, например, такие города как Львов, Тернополь, Ивано-Франковск, Брест и другие) в Варшаве не намерены. Подобные политические телодвижения на Западе сейчас не в моде.

Вместо этого ставка делается на скрытую колонизацию и скрытое приручение. В отношении Белоруссии активное проведение подобного курса сейчас, правда, невозможно. Столкнувшись с достаточно агрессивным поведением Варшавы в период активного политического кризиса в 2020 году, Александр Лукашенко жестко все зачистил. А вот Украина, напротив, воспринимается в Польше как легкая добыча. Варшава пытается использовать в своих целях специальную военную операцию России в этой стране. Бывший президент РФ (кстати, тот самый, при котором имел место мимолетный расцвет российско-польской дружбы) и нынешний заместитель Путина в Совете безопасности Дмитрий Медведев считает, что в эти цели входит в том числе и «фактическая аннексия»: «Почва прощупывается медленно, но верно. Фантомные боли былого величия, которые несколько столетий мучают поляков, никуда не исчезли. Задача проста — вернуть себе вожделенные исторические земли, прикрываясь агрессивной антироссийской риторикой и лживыми мантрами про общее счастье с «безграничной» Украиной…Понятно, что самим украинцам это мнимое братство не принесет ничего кроме окончательной утраты своей государственности. А, может, они того и хотят»?

Сомневаюсь, что они «того и хотят». Не уверен я и по поводу «фактической аннексии». Разумеется, очень многое зависит от окончательных результатов российской специальной операции. Но на данном этапе даже некая форма конфедерации между Варшавой и прозападными властями Украины мне кажется достаточно маловероятной. Думаю, что в Варшаве хотят не «фактической аннексии», а фактического контроля. Может показаться, что разница между двумя этими понятиями носит не политический, а чисто стилистический характер. Но на самом деле это не так. Польша жаждет быть главным центром силы в треугольнике Варшава-Киев — Минск ( Лукашенко ведь не вечен). Польша жаждет обладать преобладающим влиянием в экономической, идеологической, культурной и языковой сферах. При наиболее благоприятном для Варшавы развитии событий такое преобладающее влияние катапультирует Польшу в число самых значимых мировых держав.

Помните, недавние «скромные заявления» польского министра иностранных дел о готовности его страны заменить Россию в большой двадцатке? В Москве оценили это как шутку и веселый анекдот. Но в Варшаве настроены не шутить, а играть вдолгую. Надеюсь, что придумывая веселые шутки про « эту самую Дуду» (копирайт Дмитрия Медведева), в российском руководстве держат в уме это обстоятельство.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.