Home » Политика » Политолог Баширов рассказал про фильтрацию военных с «Азовстали»

Политолог Баширов рассказал про фильтрацию военных с «Азовстали»

Киев предпринимают титанические усилия, чтобы вытащить заблокированных на «Азовстали» боевиков и наемников. Вице-премьер Украины Верещук заявила о намерении подписать документ о том, как именно будет проходить эвакуация военных с территории завода. Посредником якобы готова выступить Турция. Прокомментировать это сообщение мы попросили политолога Марата Баширова и военного эксперта Владислава Шурыгина.

Фото: AP

— О каком заявленном документе с украинской стороны может идти речь?

— Нет никакого документа, который был бы согласован с российской стороной, — говорит Марат Баширов. — Никакая эвакуация в одну из третьих стран без согласия Москвы не может быть осуществлена. Единственный вариант, который есть у тех, кто находится в подземельях «Азовстали», — это выйти с белыми флагами. А дальше, соответственно, — фильтрация, проверка. Союзные войска будут определять, кто виновен, а кто не виновен в военных преступлениях.

Кто не виновен, будет допрошен и отпущен. Кто виновен — пойдет под суд. Если человек раненный, в любом случае, виновен он или не виновен, ему будет оказана медицинская помощь.

— Ранее Киев заявлял, что хочет обменять раненых военнослужащих с «Азовстали» на российских военнопленных.

— Это хороший вариант. Но, в любом случае, мы проверим, кого мы обмениваем. Пусть они покажутся на поверхности без оружия, мы им окажем медицинскую помощь, проверим, убийцы это или не убийцы, и только после этого они попадут в список тех, кого можно обменивать.   

— Но ведь речь о сдаче в плен не идет?

— Пока не идет, но это неизбежно. Они заявляют, что у них несколько сотен раненых, которым сейчас тяжело оказывать медицинскую помощь. Эти люди понимают, что мы отрицаем нацистскую идеологию, которой они придерживаются. Но, в то же время, есть человеколюбие. Если человек раненный — его нужно спасать.

— Там, наверняка, есть те, кто находится без сознания. Сами не могут принять решение, чтобы сдаться плен.   

— Не могут, об этом и речь. Они беспомощные. Теми ранеными, которые там лежат, управляют здоровые. Христианский, мусульманский, буддийский выбор, — он равен везде. Если человек раненый, надо отбросить какие-то идеологические установки. Мы это отбрасываем, ранен человек — надо оказать ему помощь, вылечить. Со всем остальным потом разберемся. А они так не делают. В этом и заключается нацизм.

— Есть опасения, что раненых военнослужащих с «Азовстали» могут по гуманитарному коридору сразу куда-то увезти.

— Это невозможно. Там стоит несколько охранных контуров. Все будет под контролем. Раненые будут проходить лечение где-нибудь в Мариуполе или в одном из населенных пунктов ДНР.  

Хочу еще отметить, что любое присутствие даже таких ангажированных организаций, как Международный комитет Красного Креста в Мариуполе на «Азовстали» — нам во благо. Они, в любом случае, будут фиксировать происходящее. Что раненный человек поднимается на поверхность, ему начинают делать перевязку, лечить, это скрыть будет нельзя.  

— Не случится так, что тех же натовцев, сидящих в подземелье, чем-то накачают, обмотают бинтами и вытащат на носилках с территории завода?

— Любой человек, который попадает в зону фильтрации, проверяется. Я вас уверяю, что уже есть достаточно информации о том, кто находится в бункерах «Азовстали». Они же пишут, фотографируют. К тому же, есть некий языковой барьер. Если человеку задают вопрос на русском, а он отвечает на английском или голландском, все сразу становится понятно.

— На Украине говорят о вариантах эвакуации морем…

— Только они не понимают, что все Азовское море контролируется Военно-морскими силами РФ. Им кажется, что они прыгнут на корабли, которые появятся из воздуха и потом пройдут беспрепятственно километров 200, в том числе под Крымским мостом.

— Они, видимо, надеются с помощью международного сообщества под гарантии третьей страны покинуть Мариуполь.

— Вот в этом и проявляется бесчеловечное отношение к своим солдатам. Им врут, что есть какой-то транспортный коридор. Нет никакого транспортного коридора — ни морского, ни воздушного, ни наземного.

— Сколько тех, кто укрывается на «Азовстали»?

— По нашим данным, их там больше тысячи. Но это — экспертные оценки, точное число никто не знает. Они сами говорят, что у них 600 раненых. Согласно военным оценкам, на раненых приходится в два раза больше тех, кто был легко ранен или вообще не задет. То есть, их в бункерах примерно 1800.

— Вице-премьер Украины Ирина Верещук уточнила, что на заводе помимо военных остаются офицеры полиции и пограничники. Заметьте, о наемниках и натовских офицерах речи не идет.

— Им запрещено об этом говорить…

— Запад приложил к этим переговорам руку?  

— Давно не секрет, что все действия Вооруженных сил Украины координируют офицеры НАТО. Это касается и информационного фронта. Они держатся «в тени», мы их не видим, но вот то, что сейчас озвучивает та же Верещук, — ей написали. Всегда рядом — зарубежные консультанты, которые находятся в Киеве, а также работают вне территории Украины. Но рано или поздно все это вскроется. Даже, если из «Азовстали» никто не выйдет живыми, мы разберем все эти завалы, и найдем этих людей, найдем их документы, найдем их телефоны. И докажем всему миру, что это была агрессия против России.

— Почему в качестве посредника в переговорах задействована именно Турция?

— Турция ведет свою игру. Это касается двух треков. Первое — создание «Великого Турана» — сообщества мусульманских государств, где все бы вращалось вокруг Турции. И второе — продажа оружия. У Турции не очень хорошее экономическое положение, продавая Украине свои беспилотные летательные аппараты, они зарабатывают на войне. Это хорошее пополнение в бюджет. Они и дальше собираются свои Bayraktar TB2 продвигать по миру. Но здесь они жестко конкурируют с НАТО…

Прокомментировать происходящее мы также попросили военного эксперта Владислава Шурыгина.  

— Тут выход только один: руки вверх и в плен, — говорит Шурыгин. — Если раненый — будем лечить, а потом его судьбу будет решать, как говорится, «справедливый мордовский суд». Если человек находится без сознания, его сдадут в плен его боевые товарищи, те, кто его держал до этого в бункере. Мы много раз говорили — хотите отдельно сдать раненых — сдавайте, договаривайтесь, что передаете своих раненых. Мы готовы их принять. 

Что там надумали себе украинская сторона и Верещук, я не знаю. Я исхожу из того, что я видел в Мариуполе, из настроений людей, которые потеряли там своих близких и дома. Если им скажут, что завтра приедут турки и начнут вывозить с «Азовстали» раненых, а следующим этапом и самих боевиков нацбата «Азов» (признан экстремистской организацией и запрещен на территории России), это будет воспринято, как огромное предательство. И никакими разговорами о гуманизме и чем-то еще тут не прикроешься.

Это предательство тех солдат, которые погибли, которые там были ранены и искалечены. В армии это называется «украсть победу».

Тем же самым занимались во время первой чеченской войны, когда в самый ответственный момент из гуманных соображений объявлялось перемирие, и боевики заново готовились к боям. Поэтому, я для себя всего этого на «Азовстали» не допускаю.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.