Home » Экономика » В Европе рассказали о «газовой» слабости ЕС

В Европе рассказали о «газовой» слабости ЕС

Отсутствие единой системы энергетической безопасности в Европе делает крайне опасным общий отказ от российских энергоносителей. По мнению обозревателя авторитетного издания Politico, ЕС попросту не готов к уходу от зависимости в плане поставок нефти и газа. И даже тот факт, что некоторым государствам Евросоюза это пока дается легко, абсолютно не отражает общих негативных тенденций в энергетике.

Фото: pixabay.com

В запасе у ЕС на данный момент осталось совсем немного возможных вариантов санкций против России, которые являлись бы потенциально эффективными, а также политически и экономически «легкими» в воплощении, считает Соня Музикарова — бывший экономист Европейского центрального банка и экс-работник международной Организации экономического сотрудничества и развития.

Показателен, по мнению специалиста, тупик, в который попал Евросоюз, пытаясь добиться от своих членов консенсуса по шестому пакету антироссийских ограничений. В него, как известно, предлагалось включить нефтяное эмбарго для сырья из РФ. Эта мера рассматривалась еще при согласовании пятого санкционного пакета ЕС, но тогда дело обошлось запретом на российский уголь, что было для всех участников объединения наименьшим из зол.

«Разногласия по поводу шестого этапа санкций особенно заметны по всей оси Европы восток-запад из-за непропорциональной зависимости Востока от российских энергоресурсов, обычно от 70% до 100% по нефти или газу для большинства стран — в зависимости от вида сырья, — отмечает обозреватель Politico. — И, несмотря на исключительные случаи Польши и Болгарии, без основательного решения для региона достижение энергетической безопасности в Европе будет невозможно».

Как известно, Болгария и Польша первыми попали под российские ограничения, подразумевающие оплату газа в рублях. Обе страны, будучи несогласными с этими условиями, оказались отключены от «трубы», что, судя по отзывам как политической верхушки, так и простых граждан, о чем писал «МК», никак не повлияло на их жизнь и умонастроения.

Однако, подчеркивает Музикарова, вдохновляться оптимистичными примерами поляков и болгар всему Евросоюзу не стоит: «Польша зависела от российского газа менее чем наполовину, а Болгария зависела почти от всех поставок более чем на 90%. Но поскольку контракты обеих стран с «Газпромом» истекали, они не были застигнуты врасплох и ушли относительно невредимыми».

Варшава уже накопила собственные запасы газа, заполнив свои резервуары на 76%, заявляли в конце апреля представители индустрии. Кроме того, поляки давно ведут, а сейчас уже и завершают строительство нового терминала сжиженного природного газа (СПГ), чтобы через него обеспечить дополнительные поставки из Соединенных Штатов и стран Ближнего Востока.

Газовые резервуары Болгарии были заполнены к часу икс всего лишь на 18%, но София также сделала ставку на альтернативные поставки: через Трансбалканский трубопровод в Румынии, терминал Ревитусса в Греции (для СПГ) и новый интерконнектор — для электроэнергии из Азербайджана, которая начнет поступать уже в июне. На руку сыграла и смена сезонов, когда энергозатраты в принципе меньше.

А вот такие страны, как Словакия, Чехия и Венгрия, сталкиваются с дополнительными политическими проблемами, связанными с транзитом, инфраструктурой и упрощением процедур торговли. Сочетание высокой зависимости от российских энергоносителей и отсутствия выходов к морю осложняет возможности искать альтернативы, а также быстро и эффективно настраивать инфраструктуру. 

Словакия, например, в настоящее время импортирует около 85% потребляемого ею газа из России и является четвертой по степени зависимости от «Газпрома» страной в ЕС после Чехии, Латвии и Венгрии. Ее хранилища заполнены всего лишь на 1/5, что покрывает потребности примерно на четыре месяца вперед или немного дольше, но с введением ограничений. Что касается альтернатив, то Братислава, безусловно, активно ищет их, в частности, изучая возможность поставок СПГ из США, Катара, Австралии и Египта. Однако все это стоит больших финансовых затрат, компенсировать которые государства-флагманы ЕС не спешат. Таким образом, заключает автор, показателем прочности Евросоюза сейчас как никогда является прочность его самых слабых звеньев, а не тех, для кого обстоятельства вдруг сложились относительно удачно.

О необходимости выработки единой стратегии говорят в энергозависимых странах не только эксперты, но и представители государственных властей. Та же Венгрия, не сходящая с новостных полос Европы из-за своего нежелания отказываться от российских нефти и газа, уже заявила: для энергетической независимости ей единовременно нужно порядка 18 млрд евро. Эти средства будут пущены на переоборудование инфраструктуры, и не только с точки зрения логистики: венгерские НПЗ, например, необходимо перепрофилировать под переработку новых для страны сортов нефти. Однако в ЕС с ответом на конкретное и обоснованное требование по-прежнему медлят. Не далее как в середине месяца Европейская комиссия (ЕК) официально заявила о начале реализации энергетической стратегии REPowerUE (можно перевести как «перезапуск ЕС». — «МК»), одна из целей которой состоит в уходе союза от российских энергоносителей к 2030 году. В рамках программы, по словам главы ЕК Урсулы фон дер Ляйен, будет выделено порядка 300 млрд евро. Но пока неясно, как будут распределены эти деньги — среди наиболее нуждающихся членов ЕС или просто поровну между всеми. Во втором случае, стоить предполагать, желаемого эффекта Евросоюз вряд ли достигнет.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.