Home » Наука » Помощника Путина упрекнули в развале российской науки: «Что же ты натворил!»

Помощника Путина упрекнули в развале российской науки: «Что же ты натворил!»

Что обсуждают в кулуарах Российской академии наук накануне очередных выборов новых членов (они состоятся с 1 по 3 июня), кого ученые считают главными бенефициарами реформы РАН, которая привела к снижению количества и качества отечественных разработок? Обо всем этом поговорили академики Давид Иоселиани, Борис Кашин и член-корреспондент РАН, заместитель президента РАН Владимир Иванов на круглом столе, который состоялся в стенах «МК» в минувший вторник.

Помощника Путина упрекнули в развале российской науки: «Что же ты натворил!» Фото: Геннадий Черкасов

Поводом стал скандальный документ, подготовленный Министерством науки и высшего образования, о создании на базе Российского фонда фундаментальных исследований новой структуры – «Российского центра научной информации». Почему скандальный? Потому что функции РЦНИ почти на 100 процентов дублируют функции РАН: разработка научно-технической политики, проведение научной экспертизы, научно-методического руководства, организация международного сотрудничества. Есть там даже формулировка о том, что центр станет «наиболее значимым учреждением науки», что больше напоминает хотелку капризной старухи из «Сказки о рыбаке и рыбке».

Естественно, в Академии возмутились, призвали чиновников не давать хода документу, а дождаться результатов широкого обсуждения проекта.

Круглый стол в «МК» стал одной из площадок для такого обсуждения. Были приглашены на него и представители Министерства науки, однако они не пришли обсудить свой же проект. Ну а представители РАН в отсутствии оппонентов разнесли его в пух и прах.

– К сожалению, он вызывает больше вопросов, чем ответов, – сказал Владимир Иванов. – Некоторые говорят о том, что академия передаст полномочия новому центру… Нельзя так говорить, потому что наши функции закреплены законом, а постановление Правительства, даже если оно и появится, все-таки документ другого порядка.

Заместитель президента РАН подчеркнул, что создание новой организации будет лишь тратой лишних государственных денег, при том, что по своему потенциалу она заведомо окажется слабее Академии, это будет еще одна бюрократическая структура, которая занимается в основном распределением денег.

– Мы много лет наблюдаем желание министерства отделить научное сообщество от органов власти, – добавил Иванов.

Тему планомерной и настойчивой сепарации РАН, лишения ее полномочий и прав на научное руководство институтами продолжил математик Борис Кашин. В 2013 году, когда свершилась реформа, в результате которой от Академии оторвали ее институты, он как раз был депутатом Госдумы, голосовавшим против перемен, а впоследствии приложил максимум усилий, чтобы смягчить удар по науке.

– История с реформой была оценена нашим отделением математических наук как авантюра, – заявил Кашин. – То, что мы видим сейчас, это эпизод начатой тогда (а на самом деле, еще раньше) большой войны. Ее ведут с одной стороны чиновники, которые, к сожалению, контактируют с главой государства (это его помощник Андрей Фурсенко и директор Курчатовского института Михаил Ковальчук), а с другой – прозападные силы, которые очень долго пользовались властью, чтобы дискредитировать ученых, оставшихся здесь. Можно долго перечислять их «достижения». Это и Закон об образовании 2012 года, который угробил аспирантуру, и преобразование институтов в бюджетные учреждения, что нанесло серьезнейший удар по научной демократии. В этой структуре принято правило: «я начальник — ты дурак», что само по себе исключает возможность научной дискуссии – основной свободы ученого. Или взять обязательные публикации статей в зарубежных журналах. В общем, ситуация требует жесткой оценки по отношению к тем, кто привел науку в ее сегодняшнее состояние. И дело тут вовсе не в амбициях академиков, как некоторые пытаются преподнести.

Начало реформы РАН застало академика Давида Иоселиани на курорте. Вместе со своей семьей он отдыхал на Кипре, там же с семьей находился и его близкий друг, экс-премьер-министр Евгений Примаков.

– Неожиданно Евгений Максимович получает сообщение из Москвы о том, что появился вариант нового закона о РАН, и дело требует срочного его присутствия, — вспоминает Давид Георгиевич. – В общем, прервав свои отпуска, оставив за себя отдыхать наши семьи, мы вылетели в Москву. Документ был практически готов. С двумя позициями. Первая: РАН переходит в статус общественной организации, вторая: ликвидируется звание «член-корреспондент», остается только – «академик».

Евгений Максимович в день прилета был уже у президента, и в итоге обе эти позиции были отменены. Я в то время был как раз членом-корреспондентом. «Что же вы мне такую медвежью услугу оказали? – сказал я тогда в шутку своему другу Примакову. – «Отменили» бы членов-корреспондентов, я мог бы сразу перейти в статус академика!»

По мнению Давида Георгиевича, если тогда Академию удалось отстоять, сегодня ситуация подошла к точке невозврата:

— Как может главный мозговой центр страны заниматься только экспертной деятельностью?! При этом, я больше чем уверен, я проводил такие экспертизы, – на них просто не обращают внимания. Министр принимает те решения, какие он хочет. Это плохо. РАН должна быть координатором науки, генератором идей.

Академик Иоселиани считает, что отчасти Академия сама виновата в том, что с ней произошло в 2013 году, – была слишком безмятежна, многие ее члены думали, что добравшись до научного олимпа, могут до конца дней почивать на лаврах.

– На самом деле, быть членом РАН — это большая ответственность, – считает он. – Нам нужен жесткий, принципиальный лидер, которой мог бы и кулаком по столу, если надо… Мы же не можем допустить, как некоторые в шутку говорят, чтобы РАН стала клубом по интересам.

– Это не шутка, это господин Ливанов (экс-министр образования и науки, а сейчас — ректор МФТИ — Авт.) так говорил, – сказал Кашин.

– Но при определенной жесткости наш лидер должен обладать умением идти на компромиссы, – добавил Давид Иоселиани.

– Наше руководство давно идет на компромиссы, – отозвался Кашин.

— Я не буду называть имен и фамилий, – пояснил свою мысль Иоселиани. – Я имею в виду ту историю, которая, возможно, привела к реформе, когда члены академии, не избрав в академики одного из членов-корреспондентов, вызвали его глубокую обиду.

(По всей видимости, Иоселиани напомнил коллегам историю с Михаилом Ковальчуком. Многие академики тогда вспоминали слова Ковальчука после его неизбрания: как была уничтожена Римская империя, так должна быть уничтожена Академия наук – прим. Авт.).

– Это мелочи, – сказал Кашин.

– Эти «мелочи» погубили академию, – ответил Иоселиани.

– Нам надо не академию, а по большому счет науку спасать, – парировал Кашин. – Ведь почему я Фурсенко критикую, он в 2004 году представлял проект, согласно которому следовало бы сократить количество государственных институтов с 2000 до 200, то есть в десять(!) раз. Сейчас он встречался с Чернышенко (вице-премьер Дмитрий Чернышенко — Авт.) и снова говорил, что надо «резать», оставив только то, что важно для текущего момента. И никто ему не скажет: «Дорогой друг, ты 20 лет руководил, – что ж ты натворил?!»

– По-моему сейчас проблема лежит в другой плоскости, – подытожил Владимир Иванов. – Дело в том, что сейчас Академия наук находится в таком состоянии, которое удовлетворяет потребностям нашей экономики (она развивается по ресурсному типу, – когда наука, по сути, и не нужна). Так мы «развиваемся» уже 30 лет. И сейчас попали в такую ситуацию, когда надо снова восстанавливать все то, что было наработано. Всем, наверное, известен афоризм одного из наших императоров: «У России есть два союзника, это армия и флот». Я бы к этому добавил: «И Российская академия наук»». Потому что благодаря Академии наук была выиграна Вторая мировая война, и больше 70 лет мы живем под мирным небом. Это надо помнить. Знаете, в армии бывают генералы двух типов. Одни — для наступления, другие — для отступления. Вот и мы сейчас должны перейти от отступления к наступлению.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.