Home » Политика » «Гангстерская философия»: эксперт оценил кризис Запада и санкции против России

«Гангстерская философия»: эксперт оценил кризис Запада и санкции против России

В мировой экономике что-то пошло не так – об этом на Западе заговорили сразу после очередного экономического форума в Давосе. Речь даже зашла об ошибочности политики глобализации. Президент Всероссийской полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал, чем озабочены ведущие экономисты Запада.

Юрий Жданов Фото: Кадр из видео

– Юрий Николаевич, известно, что как минимум два нобелевских лауреата по экономике, причем, одновременно, выразили обеспокоенность нынешним состоянием дел в мировом хозяйстве. Чем озабочены научные светила?

– Да, сразу два ученых — лауреаты Нобелевской премии по экономике Джозеф Э. Стиглиц и Майкл Спенс, причем в один день, 31 мая, на одном сайте Project Syndicate, по сути произвели критическую переоценку не только результатов прошедшего недавно Давосского форума, но и экономической стратегии Запада в целом. Причем Стиглиц в своей статье с характерным заголовком «Правильная деглобализация», даже делает вывод, что давнее видение мира без границ больше не заслуживает доверия.

– Нынешний Давосский форум чем-то отличался от предыдущих?

– Отличался, и очень даже существенно. Напомню, что в этом году Всемирный экономический форум в Давосе впервые с 1992 года прошел без участия российской делегации, но речи о России на различных площадках форума звучали часто. 

Среди главных тем Давосского форума, который проходил с 22 по 26 мая, были российская спецоперация на Украине, экономический кризис и климатические изменения. Кроме этого, участники активно обсуждали криптовалюты, вероятный глобальный голод и удаленную работу.

А насчет того, насколько он отличался от прежних, лучше всех написало агентство Bloomberg.

По данным агентства, после двухлетнего перерыва из-за пандемии список гостей уменьшился на сотни имен. Многих завсегдатаев, таких как главы Goldman Sachs, JPMorgan и BlackRock, в этом году на форуме не было, как и российских магнатов. Российскую делегацию в Давос не пригласили из-за спецоперации на Украине. Украинский конфликт стал одной из главных тем нынешнего форума, наряду с темами климатических изменений, роста инфляции и угрозы продовольственного кризиса.

Всего в Давосском форуме приняли участие около 2000 человек, в том числе глава Citigroup Джейн Фрейзер, глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева, а также 50 глав государств. Показательно, что из лидеров стран G7 на форуме присутствовал только канцлер Германии Олаф Шольц, который выступил в последний день.

– Вернемся к нобелевским лауреатам: они обсуждали в своих статьях ход боевых действий на Украине?

– Нет, конечно. Но политики они коснулись. Джозеф Э. Стиглиц пишет, что «форум, традиционно приверженный защите глобализации, был в первую очередь озабочен неудачами глобализации: нарушенными цепочками поставок, инфляцией цен на продукты питания и энергию и режимом интеллектуальной собственности».

Стиглиц пишет, что прошли те времена, когда казалось, что все работают на мир без границ. Теперь внезапно все признают, что, по крайней мере, некоторые национальные границы являются ключом к экономическому развитию и безопасности.

«Для бывших сторонников неограниченной глобализации этот поворот привел к когнитивному диссонансу, потому что новый набор политических предложений подразумевает, что давние правила международной торговой системы будут нарушены или уже нарушены. В Давосе было мало размышлений о том, как и почему все пошло так неправильно, или об ошибочных, гипероптимистичных рассуждениях, преобладавших в период расцвета глобализации», — сетует Стиглиц.

Конечно, проблема не только в глобализации, признает Стиглиц. Он делает вывод, что вся рыночная экономика показала отсутствие устойчивости: «По сути, мы строили автомобили без запасных шин, снижая сегодняшнюю цену на несколько долларов и мало заботясь о будущих потребностях. Системы учета запасов «точно в срок» были замечательным нововведением, пока экономика сталкивалась лишь с незначительными потрясениями. Но они были катастрофой перед лицом остановок из-за COVID-19, создав каскады дефицита предложения (например, когда нехватка микрочипов привела к нехватке новых автомобилей)».

– Но ведь на то он и ученый, чтобы предвидеть подобные проблемы? Тем более – нобелевский лауреат.

– Вот Стиглиц и напоминает о своем предвидении. Мол, в 2006 году в своей книге «Заставить глобализацию работать», он предупреждал, что рынки проделывают ужасную работу по «оценке» риска. И даже ссылается на великого Адама Смита, который еще в восемнадцатом веке утверждал, что капитализм не является самоподдерживающейся системой, потому что существует естественная тенденция к монополии. Однако с тех пор, как президент США Рональд Рейган и премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер открыли эру «дерегулирования», усиление концентрации рынка стало нормой, и не только в таких высокопрофильных секторах, как электронная коммерция и социальные сети. Так, катастрофическая нехватка детских смесей в Соединенных Штатах весной 2022 года сама по себе была результатом монополизации. После того, как Abbott была вынуждена приостановить производство из соображений безопасности, американцы вскоре поняли, что только на одну компанию приходится почти половина поставок в США.

– Но сейчас американцы, кажется, вновь запустили производство детских смесей?

– Да, но с более высокой стоимостью. А высокие цены на продукты питания и энергоносители могут вызвать долговые кризисы во многих бедных странах, что еще больше усугубит трагическое неравенство, вызванное пандемией. «Если США и Европа хотят продемонстрировать реальное глобальное лидерство, они перестанут вставать на сторону крупных банков и кредиторов, которые соблазняли страны брать на себя больше долгов, чем они могли бы вынести», — считает Стиглиц. По его мнению, после четырех десятилетий отстаивания глобализации стало ясно, что давосская тусовка плохо справлялась со всем.

«Давос обещал процветание как развитым, так и развивающимся странам, — пишет Стиглиц. — Но в то время как корпоративные гиганты на Глобальном Севере богатели, процессы, которые могли бы сделать всех лучше, вместо этого повсюду нажили врагов. «Экономика просачивания», утверждение, что обогащение богатых автоматически принесет пользу всем, было мошенничеством — идеей, за которой не стояло ни теории, ни доказательств».

– То есть, на Западе признали, что глобализация, по сути, была заранее продуманной грандиозной аферой?

– Помните, как Остап Бендер окончательно додавил подпольного миллионера Корейко и «отжал» у него вожделенный миллион? Он прислал ему книжку, в которой первая фраза была очеркнута синим карандашом: «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путем». Цитата актуальна и сегодня.

– Нобелевские лауреаты как-то конкретизируют ситуацию в мировой экономике?

– Майкл Спенс в статье «Мировая экономика в переходный период» на том же Project Syndicate пишет, что вопросы об экономическом росте, инфляции, инновациях и влиянии конфликта на Украине на переход к низкоуглеродному режиму доминируют в дискуссиях о состоянии и перспективах мировой экономики. Картина, которую рисуют, явно не радужна.

«Европе, — пишет Спенс, — скорее всего, придется столкнуться с рецессией из-за высоких цен на энергоносители, сильной зависимости от импорта ископаемого топлива и необходимости (дорогостоящего) быстрого отказа от поставок из России. И многие страны с низким уровнем дохода, для которых стремительно растущие цены на продукты питания и энергоносители усугубляют последствия пандемии, переживают более тяжелые времена».

– В чем он видит причины?

– Непосредственной причиной инфляции и повышения цен, по мнению Спенса, являются блокировки цепочки поставок и дисбаланс между спросом и предложением. Конфликт на Украине усилил давление на цены на энергоносители, товары и продукты питания.

Но инфляцию также подпитывают вековые тенденции, которые не исчезнут в ближайшее время. Население стран, дающих около 75% мировой экономики, стареет, участие в рабочей силе сокращается, а рост производительности имеет тенденцию к снижению. Кроме того, неиспользованные производственные мощности в развивающихся странах — ключевой источник дефляционного давления в прошлом — меньше, чем раньше, а то, что есть, остается неиспользованным.

«Добавьте к этому грядущую, обусловленную политикой, диверсификацию связей между спросом и предложением — реакцию на бесчисленное количество потрясений, от пандемии и изменения климата до геополитической напряженности и конфликтов, — и представляется вероятным длительный период роста, ограниченного предложением, со встроенным инфляционным давлением», -пророчествует Спенс.

— Но ведь у экономики появился хороший стимул для развития – цифровая трансформация?

– Тут Спенс пребывает в сомнениях. С одной стороны, он согласен, что блокировки и другие меры общественного здравоохранения стимулировали ускорение внедрения цифровых технологий во время пандемии. Но, с другой стороны, вопреки ожиданиям рынка, эта тенденция, как он опасается, замедлится по мере снятия ограничений, связанных с пандемией.

Рыночные колебания, считает Спенс, не означают, что происходящие цифровые, энергетические и биомедицинские преобразования лишены смысла или что они не будут иметь долгосрочных экономических эффектов. Рынки, естественно, имеют тенденцию быть более изменчивыми, чем основная экономическая реальность, которую они должны отражать. Импульсные стимулы вызывают выбросы в обоих направлениях.

Спенс рекомендует растущим компаниям сокращать расходы и экономить капитал. По его мнению, сейчас цены сделок не соответствуют реалистичным долгосрочным значениям, что затрудняет финансирование и препятствует росту и инновациям.

И еще он очень переживает, не сорвет ли конфликт на Украине решимость Европы уменьшить свою зависимость от российской нефти и газа. А заоблачные цены на ископаемое топливо не помешают ли переходу к низкоуглеродному режиму.

– Странная логика. Вместо того, чтобы разгребать экономические завалы, которые сами нагромоздили, они рассуждают, как еще больше «наказать» Россию?

– Ничего странного, это типичная гангстерская философия. Как говорил Лаки Лучиано, если не решить проблему, проблема порешит вас. А проблему, источник всех своих бед, они видят в России. Но «порешить» им придется, все-таки, не нас.

На Западе уже признают, что российская экономика отнюдь не рухнула, а доходы от продажи энергоносителей начинают расти. В то же время, Дональд Трамп обвиняет Джо Байдена в унижении США, а жители Великобритании готовятся тратить большую часть доходов на стремительно дорожающие газ и электричество.

Происходящее в стране Трамп называет «объявлением войны американской энергетике», и прогнозирует, что все это приведет к тому, что американский средний класс будет раздавлен высокими ценами на газ и продовольствие. В США рост цен в марте составил 8,5 процента годовых, что может стать рекордом за 40 с лишним лет.

Похожая ситуация наблюдается и в других странах Запада. В Евросоюзе — 7,5 процента, в Великобритании — 6,2 процента. Учитывая традиционно низкие темпы роста цен в этих странах, такие цифры выглядят по-настоящему тревожными.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.