Home » Общество » Истории несовершеннолетних «трудящихся»: надо ли заставлять школьников идти работать

Истории несовершеннолетних «трудящихся»: надо ли заставлять школьников идти работать

Хорошо ли это, когда ребенок работает? Не в том смысле, что помогает маме с уборкой или бабушке с прополкой огорода, а если он зарабатывает деньги. Трудится в свободное от учебы время и получает за это зарплату. Например, все мальчики на футбол, а он — листовки раздавать. Или все девочки в кино, а она — улицы мести. Об этом мы поговорили с работающими ребятами и их родителями, а также со специалистами-психологами.

Фото: Соцсети

Сама купила выпускное платье

Татьяна из Подмосковья — мама таких детей. Ее младшая дочка Лена заканчивает 9-й класс и уже два года как зарабатывает.

— У нас в городе каждое лето предлагают работу для подростков — ребята могут устроиться через муниципальную молодежную организацию, — рассказывает мама. — Это, конечно, прекрасно, но когда ребенку 14 лет, возникают большие проблемы с оформлением. Требуются СНИЛС, медсправка, ИНН, паспорт, разрешение органов опеки. Школьнику нужно пройти врачей по списку, сдать анализ крови, получить заключение от психиатра и даже справку об отсутствии судимости, которая готовится месяц. Если хоть одной печати не хватит — разрешение не получишь.

Лена с мамой все-таки прошли весь этот квест. Дворником она проработала одну смену — месяц, в итоге получила 16 тысяч рублей (минимальная зарплата плюс доплата от центра занятости) и была очень довольна. Впрочем, скоро у девочки появился другой заработок, более интересный.

— С четырех лет Лена занимается в творческом коллективе в нашем местном Доме культуры, — рассказывает Татьяна. — Она привыкла к сцене, не боится быть на публике. И вот как-то ей предложили зимой выступить в роли Снегурочки. Дело в том, что Снегурочка, которая должна была ездить по квартирам с Дедом Морозом, охрипла. Я не побоялась ее отправить: приболевшая артистка заверила, что будет тоже присутствовать (только в костюме другого персонажа, безмолвного) и задавать тон. Так что Лена будет под присмотром. Там главное — не растеряться, а поддержка у нее была. Честно говоря, эти дни, перед Новым годом, я дочке даже разрешила в школу не ходить. Она у меня учится хорошо.

— Никаких нештатных ситуаций во время таких поздравлений не случалось?

— Нет, что вы, там все поставлено на профессиональный поток. Это не то что ездить с каким-то пьяным Дедом Морозом. Все прилично.

Помимо выездов на квартиры, Лена той зимой «снегурила» и на новогодних представлениях в Доме культуры. Там-то ее и приметила сотрудница ДК. И пригласила работать аниматором: «Видела, как на спектаклях работаешь. Думаю, потянешь».

— Теперь она берет Лену с собой на дни рождения к детям от 2 до 7 лет. Ей выдают костюм, говорят, что нужно делать. Эту женщину я хорошо знаю и полностью доверяю ей. Она опытный аниматор, у нее самой есть дети, — поясняет мама Елены. — Конечно, с незнакомым человеком я бы ее работать никогда не отпустила.

За один адрес аниматор получает от 500 до 700 рублей. Такая подработка девочке очень нравится, тем более что для семьи это неплохое материальное подспорье. За «новогоднюю кампанию» она заработала около 15 тысяч. Деньги потратила на одежду.

— В этом году дочка сама купила себе выпускное платье, туфли, — с гордостью рассказывает Татьяна. — А если поработала на дне рождения и идет с подружками погулять, у меня денег на фастфуд не берет. Говорит: «Мне не надо».

Сама Лена признается, что связывать свою жизнь с анимацией пока не планирует. Согласна разве что использовать этот опыт в качестве подработки. После 9-го класса девочка собирается поступать в медколледж, а потом, если получится, получить и высшее медицинское образование.

Пошел на завод — и втянулся

Работать с ранних лет, по мнению Татьяны, детям просто необходимо. Это приучает подростка ценить деньги, знать им цену и не тратить на пустяки. Старший ее сын тоже рано начал зарабатывать.

— Детей я воспитываю одна, лишнего на все их «хотелки» при всем моем желании нет, — поясняет мама. — Когда сын был подростком, тоже прошел через работу в муниципальной организации, а после 1-го курса колледжа пошел на завод. Сам захотел. В начале лета сказал мне: «Мама, я знаю, что там можно заработать».

Как правило, подростков на производство брать не хотят, но у Татьяны как раз на местном заводе работал хороший знакомый — он и помог устроиться.

— Пришел сын в цех, а там рутина, грязь, бабы ругаются. Вечером после работы говорит мне: «Не нравится. Больше туда не пойду». Я ему отвечаю: «Хорошо, но это был первый и последний раз, когда я за тебя просила». Он: «Можно я тогда две недели поработаю?» Две недели прошли, говорит: «А можно до зарплаты доработаю?» Потом решил: «Останусь до 1 сентября». И так ему в итоге там понравилось, что в начале года сказал: «Мама, а может, мне на заочку перейти и продолжать на заводе работать?» Я ему: «Нет уж, миленький, иди учись, а то ничего не закончишь вообще». В общем, сын работал только летом. Деньги он не просаживал, не прогуливал — тратил на одежду. С 16 лет я его в принципе уже не одевала, все сам. А как колледж окончил — стал работать полный день. Но я ему поставила условие: определенную часть ты вносишь в семейный бюджет. Первая его реакция была такая, будто его от сиськи отрывают. Но месяца через два понял, что это независимость.

Татьяна с недоумением замечает: когда говоришь другим мамам, что твой ребенок работает с ранних лет, на тебя смотрят как на ехидну. «Но он же не ребенок, а взрослый человек! — поясняет она. — Если ты разрешаешь ему рано начать работать, это как раз твое проявление любви к нему. Знаете, у дочки в классе учится девочка-сирота. Так случилось, что у нее умерла мама, а потом папа и бабушка. И девочку взяла на попечение старшая сестра. Так вот все ее всегда жалели: вещи, конфетки. И одета она сейчас, я скажу, нехило — например, у моего ребенка таких дорогих вещей нет. Так вот эта девочка цену деньгам не знает. Зато очень хорошо знает наши законы. Когда школьникам предлагали подработать, официально трудоустроиться, она отказалась: мол, если пойду, лишусь пособий, которые платит государство. То есть работать или нет — ей по барабану. Но ведь скоро ей исполнится 18 лет, ее все перестанут жалеть, перестанут давать блага. И она столкнется с реальной жизнью.

А вскоре Татьяна на своем опыте убедилась, что ее позиция по поводу самостоятельности детей правильная.

— Два года назад тяжело заболела моя мама, и с работы мне пришлось уйти, чтобы за ней ухаживать. Так вот сын тогда взял на себя все материальные траты: в этот период он полностью содержал всю нашу семью, — рассказывает женщина. — Сейчас он работает в электросетях, а теперь еще и учится в энергетическом университете — от работы дали направление.

— Как думаете, а когда ваша дочь вырастет, она будет такой же самостоятельной, как сын?

— Да, я уверена, что она не пропадет. Найдет себе заработок.

Пожалел соседку и стал догситтером

Сереже 12 лет, и он работает догситтером. Каждое утро перед школой бежит к соседке Людмиле Семеновне: «Я за Лордом!» Сначала старый пес (помесь дворняги с овчаркой) неистово лает, но потом понимает, что пришел «свой», и начинает вилять хвостом.

— Большим собакам нужно гулять по два часа, но Лордик уже старенький, серьезные нагрузки вредны, — словно опытный кинолог, обстоятельно рассказывает Сережа. — Поэтому мы с ним сначала в парке разомнемся минут 15 — палочку поносим, команды поделаем, а потом еще 15 минут — вокруг дома, не спеша. А второй раз мы гуляем с ним вечером, часов в восемь-девять. Это уже после того, как я на тренировку схожу и уроки сделаю.

За Лорда пенсионерка платит Сереже 300 рублей в день. Сама она гулять с ним не может — после операции на ноге передвигается только по квартире.

— Людмилу Семеновну мы знаем много лет. Сын у нее погиб, внуков нет, а племянники живут на другом конце Москвы, — рассказывает папа мальчика, Денис. — Когда случилась беда с ногой, мы пришли к ней после больницы, а она сидит, плачет. Говорит: «Придется усыпить мне моего Лордика — все равно он старый. Гулять с ним не смогу». Сережка как услышал — говорит: «Баба Люда, только не усыпляйте — я гулять с ним буду!» У нас-то собаки нет, у жены аллергия.

Сначала, по словам папы, Сережа и не думал о заработке — собирался гулять с собакой просто так. Но пенсионерка сама предложила платить ребенку за работу. Сказала как отрезала: «Любой труд должен оплачиваться. Тем более детский».

— Честно говоря, мы не стали отказываться, поскольку с деньгами у нас туговато и лишние «копеечки» не помешают, — признается мужчина.

Как рассказывает Сережа, выгуливать такого большого пса нелегко, хотя он и обучен командам. Характер у Лорда непростой, и поэтому с другими собаками они стараются не встречаться (пес может на них зарычать) — уходят в отдаленную часть парка.

— Один раз он чуть не сцепился с каким-то псом, но я все-таки удержал поводок. Говорю: «Лорд, фу! К ноге!» А хозяйка той собаки стала на моего Лордика кричать — мол, он агрессивный. Я ей говорю: «Ну зачем вы так? Он же добрый, просто старый уже — характер ворчливый». Но, с другой стороны, мне очень приятно гулять с такой большой собакой. Ни пьяные, ни хулиганы не пристанут, все нас боятся.

Помимо Лорда у Сережи есть еще один подопечный — пудель Грэй. Но его Сережа берет на прогулки только если хозяева уезжают в отпуск — два раза в год. Правда, в этом случае его просят еще и кормить пса, общаться с ним часок-другой в квартире, чтобы не тосковал. Платят 500 рублей в день. «Клиенты» — тоже соседи. Узнали по сарафанному радио, что школьник работает догситтером, и попросили помочь.

Заработанные деньги Сережа тратит на тренировки и поездки на соревнования: он занимается в секции карате.

— А когда на турниры уезжаешь, кто же с Лордом гуляет? — спрашиваю мальчика.

— Папа меня подменяет. Но ему баба Люда, конечно, ничего за это не платит. Он же взрослый!

В будущем Сережа хочет стать ветеринаром или кинологом. А может быть, и гостиницу для собак открыть.

— Эх, жалко, опыта у меня мало — всего две собаки. Но взять больше просто не получится — тогда пришлось бы пропускать школу, а учусь я так себе, — признается школьник.

Решил совместить музыку и бизнес

Никите 13 лет, и он обожает музыку. Пел в Большом детском хоре, профессионально занимается фортепиано. А в какой-то момент творчество стало еще и его бизнесом.

— Все началось в 2020 году, когда все сидели на карантине. Мы вспоминаем это время как замечательное приключение! — рассказывает мама Никиты, Ольга. — Сын учился онлайн в детской бизнес-школе, там их обучали азам предпринимательства. И нужно было предложить свой собственный бизнес-проект. А к этому времени Никита уже придумал и записал первые выпуски детского альбома.

— Это такая детская музыкальная программа, в которой я рассказываю об известных композиторах и о необычных музыкальных инструментах, — поясняет мальчик. — Вот я и предложил детский альбом в качестве проекта. Мою идею в школе поддержали. Потом нужно было придумать следующий бизнес-проект — мы с мамой долго думали и решили, что можно проводить интересные, незабываемые квесты.

Фото: Соцсети

— Все, что в итоге получилось, процентов на 85–90 придумано сыном, — поясняет мама.

Проект Никиты — музыкальные квесты-экскурсии, посвященные композиторам. Он водит детей и их родителей по местам, с которыми связаны их биографии, и по ходу этих путешествий участники находят разные задания-загадки. Куда идти — нужно догадаться. В конце маршрута дети приходят в музей композитора. Там юный гид сам проводит экскурсию, а потом исполняет на музейном рояле несколько произведений.

— А как удалось договориться, чтобы сыну разрешили проводить экскурсии в музее и тем более играть на таком раритете, который даже руками нельзя трогать?

— Нас познакомили с директором музея, и Никите удалось увлечь его своей идеей.

— Я сам придумал и задания для квестов, и интересные призы, связанные с музыкой. А потом родилась идея проводить музыкальный квест еще и в Питере…

— Это полностью его проект: и сценарий, и бизнес-план, — говорит мама. — Я гуманитарий и считать не умею от слова «совсем», а его в бизнес-школе этому учили. К тому же у меня очень большая занятость на работе. Единственное, что могу, — это отвезти ребенка, но я не буду делать за него его работу. Я в бизнесе ничего не понимаю, так что даже при желании не смогла бы ему помочь. Но, конечно, когда сценарий был готов, я сказала: «Давай почитаю». Что-то подкорректировала. Вообще я считаю, что если за ребенка что-то придумал родитель, если у него глаза не горят — ничего из такой задумки не получится.

В ходе экскурсии юный гид даже играет на рояле. Фото: Соцсети

— Год назад мы были в Санкт-Петербурге, шли по городу и прикидывали, какой придумать маршрут для экскурсии. Шли вдоль рек и каналов — насмотревшись на них, сын и придумал проходить треть маршрута на катере, — продолжает Ольга. — Он сам договорился с «катерщиками» об аренде судна. Как только начал рассказывать взрослым, что ему нужно, все сразу загорелись его идеей и пошли навстречу.

— А на что ты тратишь деньги от своих бизнес-проектов? — спрашиваю Никиту.

— Мне подарили электросамокат, так вот часть денег на него добавил я. А еще купил современный смартфон. И, конечно, часть заработанных денег уходит обратно в проект. Ведь в стоимость билета входят и угощение, и подарки, и реквизит, а в Питере еще и аренда катера.

— Не стоит забывать, что, помимо финансовых вложений, это еще и большой интеллектуальный труд, который тоже должен оплачиваться, — добавляет мама юного гида и музыканта.

На вопрос, кем он себя видит в будущем, мальчик отвечает, что желаний у него сразу несколько.

— Сейчас я хочу стать выдающимся дирижером оркестра, пианистом, органистом, бизнесменом и журналистом. Недавно в школе учительница попросила нас написать в сочинении, о чем мы мечтаем. Я написал, что хочу переехать в Австрию, купить яхту, поставить на нее рояль или пианино и музицировать на нем — плыть и давать концерты…

Из отличниц — в троечницы

Ксюша из Москвы вяжет крючком фигурки и продает одноклассникам и друзьям. Такая работа занимает у нее пару часов в день. Мишки, собачки, персонажи из мультфильмов — все это неплохо берут, правда, каждая фигурка стоит совсем недорого — 100 рублей. А вот за фенечки (браслетики) Ксюша берет дороже — 300.

— Я человек самостоятельный, в семье у нас трое детей. В прошлом году, когда мне было 14, я устроилась на лето в местный досуговый центр администратором. Составляла расписание, отвечала на звонки, регистрировала посетителей, — рассказывает девочка. — Не то чтобы у нас в семье мало денег — просто хотелось быть независимой. В общем, у меня неплохо получалось, руководство было довольно. Только вот когда наступил сентябрь, начались проблемы.

Как поясняет Ксюша, уроки в школе заканчивались в полчетвертого, а рабочий день в клубе начинался в три. Девочке приходилось постоянно уходить с последних уроков, и в итоге за пару месяцев из отличницы она съехала до троечницы.

— Мама забила тревогу и сказала, что работать там я больше не буду. А она у меня очень строгая, с ней не поспоришь, — вздыхает Ксюша. — Поплакала я денька два, а потом поняла, что мама права. Стала думать, как еще можно зарабатывать. Но хотелось чего-то интересного — работать в фастфуде или курьером не по мне. И тут я вспомнила, что умею вязать крючком. Тут можно такую фантазию проявить!

По словам Ксюши, особенным спросом у школьников пользуются ее фенечки. Она делает их на заказ, а также продает уже готовые.

— Даже мальчишки заказывают. Был такой забавный случай: один восьмиклассник попросил связать браслет с именем «Вика», забрал его, заплатил, а через месяц приходит и просит переделать. Я, говорит, Вику больше не люблю — поменяй на Полину, но денег у меня больше нет. Ну, мне его жалко стало, переделала бесплатно.

— Честно говоря, мне и эта работа Ксюши не нравится,— признается мама. — Летом еще ладно, но впереди девятый класс, нужно будет готовиться к ОГЭ, а дочка учится в матклассе, хочет поступать на физтех. Но она уже так привыкла к тому, что у нее всегда есть свои карманные деньги, что я даже не знаю, захочет ли бросить любимую работу. Но все равно придется ставить вопрос ребром: по будням после школы — только занятия математикой. А вот в выходные пусть вяжет в свое удовольствие…

Нельзя заставлять

— Я однозначно за то, чтобы подросток пробовал себя в любой работе, которая ему может подойти на данный момент, — считает психолог и профориентолог Симона Филимонова. — Но я против того, чтобы ребенка родитель заставлял или настойчиво уговаривал зарабатывать. Потому что такое вхождение во взрослость, в самостоятельность, в ответственность, в попытки распоряжаться собственными финансовыми средствами должно быть желанием самого подростка, исходящим именно от него. У нас дети взрослеют по-разному и в разном возрасте. Кому-то необходимо сначала окончить школу, институт, и только потом он готов пробовать себя в какой-то профессии. А кто-то может и в 12 лет начать. Кстати, в школе, где я работаю, у ребят нет необходимости подрабатывать, потому что они не из бедных социальных слоев, но тем не менее один мальчик продает брендовые вещи. Предлагает их через соцсеть. Не знаю, может быть, он свое носит, а потом продает, а может, перекупает, — но тем не менее у него уже есть такой маленький подростковый бизнес. Не могу сказать, что он суперсамостоятельный или суперответственный, но подросток — он и есть подросток. Для него это нормально — невозможно стать так резко самостоятельным и ответственным. Но в любом случае я такое поддерживаю. Это профориентация, проба себя, обучение самого себя отношению с деньгами, ответственность.

Эксперт отмечает, что для подростка работа — это еще и отношение с законом: ребенку нужно знать не только финансово-экономическую составляющую, но и законность дела, которым он занимается. И это тоже новые знания.

— Таким образом, он постигает и финансово-экономическую грамотность, и юридическую.

— А с какого возраста, на ваш взгляд как психолога, ребенок может работать? То есть именно регулярно что-то выполнять и понимать, что за этот труд он получает деньги. Какова нижняя граница?

— По закону ребенок имеет право работать с 14 лет, а вот что-то пробовать можно и раньше. С юридическим моментом все понятно, но есть еще и психологический. В 10 лет, конечно, ребенок для этого еще совсем маленький, но в 12 уже можно работать, если он созрел и что-то создает, придумывает. Но это надо делать обязательно под присмотром и контролем родителя или педагога. Есть же маленькие дети, которые участвуют в творческих конкурсах, — деньги за них получают родители. Просто закон надо соблюдать.

Симона отмечает, что, хотя для 14-летнего подростка по закону рабочее время и ограничено (учитывается то, что он все-таки не взрослый человек), родитель все равно должен быть начеку. Во главе угла должно стоять обучение в школе, в колледже.

— Нельзя, чтобы работа стояла на первом месте, — поясняет она. — Подросток может слишком увлечься ею и забросить школу. А ведь активное развитие интеллекта в основном идет как раз в детском возрасте, в подростковом. Лучше учиться, а работу оставить бонусом, отвести на задний план. И этот вот баланс между обучением и работой никто, кроме взрослого, ребенку не поможет выдержать и соблюсти так грамотно, чтобы все было впрок. Я не говорю про подростков, которые вынуждены работать в силу обстоятельств, у которых нет другого выхода (например, у родителей трудные жизненные обстоятельства). Естественно, если такой ребенок не может совмещать работу с учебой, тут ничего не поделаешь, нужно себя прокормить. Я говорю про среднего ребенка. Например, у моего брата сын-подросток копил себе на планшет — весной-летом занимался уличным ландшафтом.

Между тем психолог отмечает, что необходимо различать понятия «работать» и «зарабатывать».

— Да, у взрослых представление о работе определенное. В нашей юности подростки в основном курьерами работали, листовки раздавали, машины мыли и так далее. Но сейчас дети не только так получают доход. Они, например, в компьютерной игре зарабатывают деньги, причем довольно увлеченные игроманы очень много могут заработать. Блогерством занимаются, и некоторым удается добиваться в этом больших успехов. Это тоже, скажем так, заработок, но является ли это работой?.. Это большой вопрос, и это отдельная тема.

Бесценный опыт

Многие родители считают, что работа подростку никакого опыта не дает. Мол, когда вырастет, он все равно выберет совсем другую — серьезную профессию. Не будет же он курьером, аниматором или работником фастфуда, как в детстве.

— Такое утверждение ошибочно, — считает психолог и педагог Мария Федорова. — Даже если ребенок занимается физическим трудом или примитивной, неквалифицированной работой типа разноса заказов или раздачей листовок, это все равно дает ему огромный жизненный багаж. Он учится ответственности, планированию своего времени. Кроме того, он встречается с разными людьми, разными характерами, попадает в те же ситуации, в которые потом будет попадать, когда начнет уже настоящую, серьезную трудовую деятельность. Обманули? Нагрубили? Задержали зарплату? Это тоже опыт, и он ему потом пригодится. А возможно, это и шанс найти себя.

В качестве примера Мария рассказала случай из своей практики. Девочка-старшеклассница, мечтавшая о карьере артистки, чтобы помочь маме, устроилась работать курьером в адвокатскую контору. После учебы развозила бумаги. Постепенно ответственной и смекалистой девчонке стали поручать обработку простых документов, она работала на подхвате при проведении переговоров.

— Так вот, пока девочка варилась в этой атмосфере, юридическая тема так ее увлекла, что в итоге она поступила на юрфак, окончила его с красным дипломом и теперь работает адвокатом.

БУДУЩИЕ ЗВЕЗДЫ МЫЛИ ПОЛЫ И ТОРГОВАЛИ НА РЫНКЕ

Изучая биографии знаменитостей, можно обнаружить, что большинство из них начали зарабатывать еще в детстве. Однако если для большинства современных подростков работа — это все-таки проявление независимости, то мировые звезды трудились со школьной скамьи вынужденно: чтобы не остаться голодными.

Том Круз

Когда отец Тома ушел из семьи, мать осталась с ним и еще тремя детьми одна. Мальчику приходилось помогать ей и после школы подрабатывать где придется. Он мыл машины, убирался в кафе, стриг газоны, выгуливал собак. Работать Том начал в 12 лет. Из-за частых переездов семьи мальчик сменил полтора десятка школ, кроме того он страдал от дислексии, а тут еще и подработка, так что с учебой были проблемы. Но это не помешало ему найти свое место в жизни, да еще какое! Том Круз — трехкратный номинант на «Оскар» и обладатель премии «Золотой глобус».

Ума Турман

Ума росла в благополучной семье, а стать актрисой решила после успешно сыгранной роли в школьном театре. В 15 лет юная бунтарка бросила школу, переехала в Нью-Йорк и начала серьезно учиться актерскому мастерству. В это же время она стала самостоятельно зарабатывать на жизнь. До своего ошеломляющего успеха в кино будущая звезда успела поработать официанткой и даже посудомойкой.

Джим Керри

Когда будущий голливудский актер еще учился в школе, у него в семье начались проблемы с деньгами. Отца Джима уволили с работы, главе семейства пришлось переезжать с женой и детьми из города в город в поисках заработка. Наконец, в пригороде Торонто ему удалось устроиться на завод охранником. Однако зарплата была мизерной, и на нее невозможно было прокормить семью. Поэтому детям, включая 14-летнего Джима, пришлось по ночам работать на этом же предприятии уборщиками — мыть полы, раковины и унитазы.

Наталья Водянова

В детстве Наталья жила с мамой и сестрой-инвалидом в крохотной квартирке, денег не хватало. С 11 лет школьница помогала маме торговать фруктами на рынке, в том числе таскать тяжелые ящики. Конечно же, наличие работы отражалось на учебе: девочке приходилось пропускать уроки, опаздывать в школу. В 16 лет Наталья пришла в местное модельное агентство, стала учить английский. Вскоре ее заметили и пригласили работать моделью в Москву, а затем и в Париж.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.