Home » Экономика » Почему не растут цены: у россиян нет денег на продукты

Почему не растут цены: у россиян нет денег на продукты

Если вы думаете, что цены в магазинах растут, а власти ничего не делают, чтобы их обуздать, вы глубоко заблуждаетесь. Оказывается, нынешнее тяжелое бремя экономических санкций нам помогает переживать Федеральная антимонопольная служба. Которая, не смыкая глаз, следит за ценами в торговых сетях, не позволяя им сильно увеличиваться. Об этом на питерском экономическом форуме сообщил глава ФАС Максим Шаскольский. По его словам, торговые сети снизили наценку на продукты с 22 до 7%. А мы, грешным делом, даже не заметили, что еда у нас подешевела.

Фото: Наталья Мущинкина

Как утверждает руководитель антимонопольной службы, это ограничение на социально значимые продукты питания началось еще в августе прошлого года, когда ФАС стала проводить рейды по ценам в сетевых продовольственных магазинах. Вот с той поры наценку удалось сбить более чем в три раза.

То есть в августе 2021 года она составляла в среднем 22%, а сегодня только 7%. Что, по мнению ведомства, и спасает покупателей от безудержного подорожания продуктов. Инспекторы ведомства, ведущие постоянный контроль за супермаркетами, «не обнаруживают обоснованных жалоб, чтобы кто-то из производителей не имел доступа на полку, не получал оплату или нарушал требования Закона о торговле».

В общем, при таком положении дел, когда нет никаких жалоб, то и контролировать вроде бы ничего не надо. Только цены почему-то растут. К примеру, недавно Росстат констатировал, что с 1 января по 1 апреля сахар подорожал на 72%, гречка – почти на 43%, за ними по убывающей шли рис, макароны, сливочное масло… За этот же период борщевой набор подорожал почти втрое: морковка на 61 %, лук на 60, картошка на 41%.

При постоянном и жестком контроле со стороны ФАС за продовольственной инфляцией ряд торговых сетей периодически объявляли бой высоким ценам, которые они же сами и устанавливают. Всякий раз подчеркивая, что на такой шаг пошли исключительно сознательно и добровольно, без всяких «консультаций» с властями и ФАС. Правда, затем ряд торговых марок объявляли, что выходят из этих «добровольных» соглашений и все возвращалось на круги своя. 

В общем, с начала нынешнего года потребители столкнулись со многими чудесами: и с рекордным ростом цен на самые простые продукты и с ограничением продажи товаров в одни руки. А про недремлющее око ФАС, уж извините, россияне ничего не знали.

В ближайшее время антимонопольщики, по словам главы ведомства, «сообразят на троих» – встретятся с представителями торговых сетей, ассоциаций и производителями, «чтобы обсудить текущие проблемы». Возможно, какие-то бренды, как это бывало уже не раз, снова выступят с очередной инициативой не повышать цены. Только мы знаем, чем все это завершалось.

А что, казалось бы, обсуждать? По мнению многих экономистов, любое ограничение цен работает против базовых рыночных принципов. И вызывает искусственный ажиотаж на продукты – их сразу начинают закупать впрок. Как получится на сей раз? Об этом мы спросили у Петра Шелища, председателя Союза потребителей России. 

–​ Некоторые торговые сети в нынешнем году выступали с инициативой ограничить наценку на социально значимые продукты в 10%. Может, они и сами не знают, что давно работают на 7%?

– Все они прекрасно знают. Считаю, что глава Федеральной антимонопольной службы немного слукавил, сказав, что наценка снизилась в три раза на социально значимые продукты. Речь идет не обо всей продуктовой линейке, а только о товарах первого ценового ряда – самых дешевых, для беднейших слоев населения. Такое соглашение было подписано несколько месяцев назад, постановлением правительства утверждены 25 групп товаров первой необходимости.

Поясните, в чем разница?

– В любом супермаркете есть однотипные продукты, как дешевые, так и дорогие, – скажем, молоко по 60 рублей за литр и по 200 рублей. Вот ограничение в 7% касаются только дешевых продуктов. И, на мой взгляд, это правильно: у людей с низкими доходами появляется возможность совершения покупок. Но считать торговые сети нашими ангелами-хранителями не следует. Свою прибыль они возьмут, повысив наценку на другие товары. Ведь кто-то из россиян не заметит и 30-процентного подорожания.

–​ А вообще, какие доходы у торговых сетей?

– Глава ФАС сказал, что наценка 22%, но по моим подсчетам – 27%. Однако чистая прибыль в федеральных сетях, по отчетам за 2021 год, составляет от 0,7 до 2%. Остальные средства идут на зарплату персоналу, выплату налогов, оплату коммунальных и прочих услуг. Семи процентов им, конечно, не хватило бы на то, чтобы вести свою деятельность. Доходы у них идут не за счет маржи, а за счет огромного товарооборота. Хочется подчеркнуть, что цены сегодня формирует не торговля, а производители.

–​ Сейчас цены на некоторые продукты снижаются, но это сезонное явление: например, овощи начинают массово поступать с юга. Но многие продукты продолжают дорожать. Почему?

– Нет, дело не в сезонности. Исследования показывают, что в последнее время на продовольственном рынке сильно сократился спрос: у россиян просто нет денег, чтобы покупать те же продукты. В первую очередь это головная боль для производителей. Если мы перестанем ходить в магазин, им придется остановить собственное производство. В определенной степени этот фактор является стимулом для поставщиков снижать цены, вырабатывать продукцию первого ценового ряда, тем самым обеспечивая ее доступность в торговых сетях. 

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.