Home » Политика » Пытка станет должностным преступлением: законопроект «косметически» поправили

Пытка станет должностным преступлением: законопроект «косметически» поправили

Законопроект об ужесточении уголовной ответственности за пытки готов ко второму чтению. Отдельной статьи на эту тему в УК так и не появится, но за превышение должностных полномочий или получение показаний при помощи побоев и издевательств можно будет получить до 15 лет лишения свободы. Правозащитники считают, что ситуацию в колониях и СИЗО это вряд ли изменит.

Фото: Кадр из видео

Думский Комитет по госстроительству и законодательству подготовил ко второму, решающему чтению законопроект, который был внесен в парламент в конце 2021 года сенаторами Андреем Клишасом, Владимиром Полетаевым и депутатом Павлом Крашенинниковым («ЕР») и стал своего рода ответом на скандальные публикации об издевательствах над осужденными в местах лишения свободы.

СССР ратифицировал Конвенцию ООН против пыток в 1987 году, Россия как правопреемник СССР в ней участвует. Комитет ООН против пыток, где представители РФ отчитываются об исполнении взятых на себя обязательств, неоднократно отмечал, что оценить ситуацию в стране объективно невозможно в том числе и потому, что в российском Уголовном кодексе нет отдельной «пыточной» статьи. За то, что обычно считается пытками, сейчас можно быть осужденным по трем статьям. Одна из них — 117 («Истязание»), где пытка лишь одно из возможных отягчающих вину обстоятельств: за применение физического и психического насилия «в целях понуждения к даче показаний или иным действиям» она обещает от 3 до 7 лет лишения свободы. Примечание к этой статье раскрывает понятие «пытка». А вот садистов-правоохранителей обычно судят за «превышение должностных полномочий» (статья 286 УК, от 3 до 10 лет колонии) или за принуждение к даче показаний (статья 302 УК, от 2 до 8 лет колонии). При этом в статье 286 про пытки нет ни слова, и по одной и той же части, к примеру, осуждают и за превышение полномочий с применением оружия, и за превышение полномочий с применением насилия и издевательств, а в уголовной статистике мы видим лишь одно общее число. Что касается принуждения к даче показаний — тут пытка как отягчающее вину обстоятельство упомянута, но за последние пять лет по этой статье УК не было ни одного приговора…

Что же будет, когда законопроект станет законом?

Отдельной «пыточной» статьи в УК так и не появится, а пытка станет сугубо должностным преступлением.

О ней упомянут в той статье, что про превышение должностных полномочий, туда же перекочует и примечание, объясняющее, что пыткой считается. Формулировка будет максимально приближена к той, что содержится в Конвенции ООН: «любое действие (бездействие), которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера».

Слово «бездействие» появилось в тексте ко второму чтению: многие депутаты при обсуждении законопроекта в первом чтении говорили, что пыткой может быть и непредоставление необходимой медицинской помощи находящемуся в СИЗО или колонии…

По той статье УК, что про принуждение к даче показаний, станут привлекать к ответственности не только следователей или дознавателей, как сейчас, но и «иных сотрудников правоохранительных органов», то есть и прокуроров, и полицейских, и росгвардейцев, и сотрудников ФСИН.

Наказания за пытки в обеих статьях — от 4 до 12 лет лишения свободы. Ко второму чтению по предложению единороссов отдельно прописали: если пытки привели к тяжким последствиям для здоровья или к смерти «по неосторожности» — садиста ждет от 8 до 15 лет лишения свободы.

В уголовной статистике приговоры по этим должностным преступлениям будут учитываться отдельно.

Обе статьи становятся особо тяжкими, срок давности по ним увеличится до 15 лет, что важно, так как многие жертвы во время заключения не рискуют или лишены возможности жаловаться. Идея депутатов из фракции «Новые люди» вообще отменить срок давности для таких преступлений поддержки профильного комитета не получила.

В официальном отзыве Верховного суда на первоначальную версию законопроекта говорилось, что на практике пытают в колониях и СИЗО не сами должностные лица, а осужденные — «активисты», сотрудничающие с администрацией, или вымогатели, по статьям о должностных преступлениях их к ответственности не привлечешь. И исключение из статьи 117 («Истязания») упоминания про пытки «может серьезно ослабить противодействие преступлениям» такого рода. Но поправки депутатов и ВС, предлагавшие оставить и тут пытки как отягчающее вину обстоятельство, были отклонены. Первый замглавы Комитета по госстроительству и законодательству Ирина Панькина («ЕР») в разговоре с «МК» объяснила, что вместо слов «с применением пытки» в статье про истязания появится более общий признак «с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего», который рассчитан в том числе на «активистов» в колониях, пытающих своих сокамерников». «А руководство колоний, если будет установлено соучастие, будет привлекаться к уголовной ответственности по специальным нормам», — сказала депутат.

Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Ева Меркачева в разговоре с «МК» признала, что большинство замечаний правозащитников к первоначальному тексту не было учтено и поправки в УК «косметические». «Думаю, ситуация в принципе не изменится. Разве что власть демонстрирует, что она проблемой занимается, и это хорошо», — считает она.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.