Home » Экономика » В России начала действовать система отслеживания зерна: фермеры реагируют неоднозначно

В России начала действовать система отслеживания зерна: фермеры реагируют неоднозначно

С 1 июля отечественные аграрии делают еще один шаг в таинственный мир цифровых технологий. В стране начинает действовать (пока на добровольных началах) государственная система отслеживания зерна. Битва за урожай в полях – это одно. А строгий отчет по центнерам и качеству пшеницы перед Минсельхозом – это другое, но как считают чиновники, не менее важное дело.

Фото: Paz ArandoUnsplash.

Вводимая система отчетности крестьян о сборе урожая зерновых и масличных культур предусматривает, что отныне каждый килограмм должен быть учтен в статистике и в режиме онлайн передан в Минсельхоз. Иначе производителю грозит административная ответственность в виде штрафа.

Однако пока крестьянам можно не волноваться, система работает в тестовом режиме и входить в нее разрешено по желанию. А вот уже с 1 сентября она станет обязательной для всех сельхозпроизводителей.

Нет ничего удивительного в том, что современные цифровые технологии врываются и в деревенскую жизнь. Прогресс! Как в свое время «железный конь» шел на смену крестьянской лошадке. Ведь лучше же стало, согласитесь?

Но российские фермеры с этим почему-то соглашаются очень неохотно. И Всероссийская фермерская организация (АККОР) уже направила письмо в правительство с просьбой отсрочить введение цифровой отчетности для мелких хозяйств. Ведь прежде, чем отправить сообщение о партии зерна, нажать кнопку в интернете (применить ту самую цифровую технологию), груз необходимо взвесить на весовой. А их у фермеров средней руки как раз и нет.

Нужно договариваться с крупным хозяйством, которое располагает таким объектом, ехать за несколько километров (иногда на десятки километров), часами стоять в очереди … И это в горячую страдную пору, когда каждая минута дорога!

На элеваторе, куда производитель отвозит урожай на хранение, тоже взвешивают груз, и зачем такое дублирование — простым крестьянам совершенно непонятно. Тем более, что за оказываемую услугу (доступ к весам) необходима отдельная плата. 

Звоним в Краснодарский край, где со дня на день ожидается массовая уборка зерновых. Как там оценивают министерское ноу-хау?

— Зерно — экспортный товар, усиление контроля мы воспринимаем, как попытку отследить движение каждой партии «от поля до моря», — говорит глава фермерского хозяйства из Кореневского района Нина Попова. – Пока мы видим, что данные о сборе урожая почти полностью дублируются с нашей внутренней бухгалтерией, которую мы ведем уже сколько лет. Надеемся, что письменные отчеты теперь отменят.

— Новая система обеспечит прозрачность и объективность данных о собранных зерновых?

— Пока говорить рано. По качеству урожая, например. До сегодняшнего дня мы отбирали пробы с каждой партии зерновых и отвозили на анализ в лабораторию. Это платная услуга, с нас ее и сегодня не снимают.

Но по новой системе, наше зерно теперь будут проверять на качество еще инспекторы Россельхознадзора. Говорят, что за их исследования платить ничего не придется. Однако это нигде не записано, поэтому мы предполагаем, что придется. 

К тому же как можно отправить отчет о качестве урожая, не проведя анализ в лаборатории? Нам советуют на глазок, зерно такого-то класса, значит, записывать данные по клейковине, белку и другим характеристикам из  ГОСТа. Но это не реальная информация, а та, которую мы сами бы хотели видеть.  

А если Россельхознадзор впоследствии выявит несоответствие данных? Например, после дождя зерновые снижают свое качество. Получается, что в министерство мы отправили неточную информацию…

Как контроль за аграриями налажен в Европе или США? Спрашиваем Игоря Абакумова – кандидата экономических наук, ведущего программы «Сельский час».

— В Европе система сельхозстатистики действует около 80 лет, — отвечает он.-  Она параллельна общей статистике и подчиняется заокеанскому Минсельхозу. Каждый сотрудник службы день начинает с того, что на своем авто объезжает «своих» фермеров и берет на карандаш: что сделано за день. Сколько хлебов намолотил, сколько молока надоил и прочее. Ничего не взвешивает и не обмеряет, все со слов фермера. Эти данные передаются на центральный компьютер.

На следующий день на компьютере самого фермера появляется сводная таблица по стране: сколько всего сделано – скошено или экспортировано и какие цены на бирже. Эти данные нужны, прежде всего, не чиновникам, а именно производителю, чтобы он ориентировался в рынке. Если цены падают, значит какой-то культуры много и лучше переключиться на производство чего-то другого. Можно прикинуть, что сажать или сеять в зависимости от конъюнктуры рынка.

У нас получается однолинейная структура – только для Минсельхоза. Зачем? У производителя нет желания что-то скрывать от властей, но нет и желания платить за передачу данных.  Государство не пытается создавать службу сельскохозяйственной статистики. Ведь в этом случае вылезут приписки, ими всегда грешили отечественные чиновники.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.