Home » Экономика » BP: остаться, нельзя уйти?

BP: остаться, нельзя уйти?

Британская BP опубликовала финансовую отчетность по итогам 1 полугодия 2022 года, изложив в этом документе ряд весьма интересных тезисов. В частности, компания дает понять, что контрсанкции со стороны РФ лишают ее возможности отказаться от доли в «Роснефти». И это важнейшая новость, учитывая, что еще 27 февраля BP сообщила о намерении выйти из российских активов, став первой из нефтегазовых мейджоров, решивших уйти из РФ.

Фото: pixabay.com

Также BP, судя по отчетности, не может продать принадлежащие ей акции на Мосбирже. «Поэтому невозможно рассчитать вероятные результаты какого-либо из процессов выхода», — говорится в финансовом отчете по МФСО. “Несмотря на публичные заявления о разрыве партнерства с «Роснефтью», BP до сих пор не инициировала никаких процедур по выходу из капитала самой «Роснефти», ни из состава акционеров совместных предприятий”, – цитируют «Ведомости» источник, близкий к российской компании. При этом британская компания отразила в отчете обесценение российских активов в сумме $25,5 млрд, доведя их балансовую стоимость до нуля. Напрашивается вывод: на бумаге одна реальность, на практике — несколько иная.

BP 27 февраля объявила о намерении продать принадлежащие ей 19,75% акций в «Роснефти» и доли в других совместных проектах в РФ в связи со спецоперацией на Украине. Британский холдинг также владеет долями в трех СП с «Роснефтью»: «Таас–Юрях нефтегазодобыча» (20%), «Ермак нефтегаз» (49%) и «Харампурнефтегаз» (49%).

Между тем пример других западных мейджоров показывает, что выход из российских активов все же возможен. Так, норвежская энергетическая компания Equinor озвучила свои планы лишь на день позже BP (28 февраля), и спустя менее чем три месяца (25 мая) подтвердила выход из всех активов в РФ, передав их практически безвозмездно (исходя из отчетности). Французской компании TotalEnergies потребовалось около 4 месяцев на выход из Харяьгинского СРП, а англо-голландская Shell менее чем за три месяца рассталась с проектами «Гыдан Энерджи» и «Шелл Нефть». По аналогии с Equinor, TotalEnergies и Shell передавали свои доли в российских активах безвозмездно.

Еще одна показательная история, схожая с BP: 1 марта о решении выйти из российских активов также заявила американская Exxon, однако на сегодняшний день участие компании в проекте «Сахалин-1» не прекращено.

Что касается BP, то, как предположил на ПМЭФ–2022 главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, действия британской компании «говорят скорее о желании остаться действующим участником компании «Роснефть» и переждать невыгодную геополитическую ситуацию без реальных потерь». Он также заметил, что при объеме суммарных инвестиций в чуть более $10 млрд совокупный доход британской компании с 2003 года от ее российских активов составил порядка $36 млрд.

Дополнительно к этой сумме британская компания получит более $0,7 млрд в виде дивидендов от «Роснефти» за второе полугодие 2021 года — то есть от актива, стоимость которого в её отчетности составляет ноль. В своей же свежей отчетности в отношении получения дивидендов от «Роснефти» BP указывает, что якобы не может признать их доходом, так как компании до конца не понятен процесс вывода средств из России.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.