Home » Политика » Эрдоган оказался на краю пропасти: экономика Турции рушится

Эрдоган оказался на краю пропасти: экономика Турции рушится

Президент Турции Реджеп Эрдоган стал главным бенефициаром конфликта на Украине. Однако карета, в которой он въезжает в 2023 год, рискует превратиться в тыкву, если на предстоящих в июне президентских выборах избиратели решат, что внешнеполитические успехи не перекрывают последствий мощного экономического кризиса. К настоящему моменту инфляция в Турции достигла 85,5%, а местная валюта потеряла еще 27% стоимости.

Фото: Global Look Press

Однако Эрдоган, похоже, намерен доказать, что в эпоху глобальных трансформаций макроэкономические показатели не имеют большого значения, а народ идет за тем, кто возвращает ему чувство былого величия. Удастся ли выиграть выборы с такими вводными — одна из главных интриг наступившего года. И можно не сомневаться, что за ней будут с большим интересом следить в Кремле.

Нельзя сказать, что Реджеп Тайип Эрдоган ранее находился в тени мировой политики. Честолюбивый турецкий лидер всегда пытался вести свою игру и, несмотря на членство в НАТО, проводить независимую от «коллективного Запада» политику. Однако спецоперация России на Украине вынесла его на вершину международной дипломатии, и сегодня без Эрдогана не обходится ни одно крупное событие.  

После начала боевых действий на Украине многие лидеры так называемых развивающихся стран заявили о намерении стать посредниками для урегулирования ситуации. Но удалось это только Эрдогану. Президент Турции научился сидеть даже не на двух, а сразу на нескольких стульях, сохранив доверительные отношения как с Москвой, так и с Киевом. Турция остается для Кремля практически единственным незакрытым окном для контактов с Европой. А если США хотят донести важные месседжи до российской стороны, то прибегают к посредничеству Анкары — именно там проходила встреча директора ЦРУ Уильяма Бернса и главы СВР Сергея Нарышкина.  

Эрдогану принадлежит роль и главного спикера по тематике российско-украинского конфликта. Именно от него, а не от самих участников переговоров, мир узнал, что главы российской и американской разведок «предотвратили неконтролируемую эскалацию». Турецкий лидер первым сообщил, что ракета, упавшая в Польше, не имеет отношения к России. А в разгар «ядерной истерии», когда все мировые СМИ писали о высокой вероятности такого удара, Эрдоган выступал с успокаивающими заявлениями, что ни Россия, ни США не собираются прибегать к использованию ядерного оружия.  

Несколько раз турецкий лидер публично заступался лично за Владимира Путина. По его мнению, отношение западных политиков к российскому президенту является неподобающим. «Я бы и сам не выразил признательности в ответ на такие нападки. Какое отношение вы покажете — такое и получите», — говорил он.

В другой раз Эрдоган сообщил, что Путин, по его ощущениям, «стал гораздо мягче» и «более открыт к переговорам». Однако убаюкивающие слова почти всегда расходились с делами. Москве пришлось смириться с тем, что Турция закрыла проливы Босфор и Дарданеллы для российских военных судов и продолжает поставлять наступательные беспилотники (а также другую военную технику, объемы которой, впрочем, не афишируются) Украине.

Политика «и нашим, и вашим» принесла Эрдогану не только внешнеполитические, но и экономические дивиденды. Участие в заключении зерновой сделки, естественно, было небескорыстным: Турция получила возможность покупать украинское зерно со скидкой. Для Москвы Анкара стала одним из основных поставщиков параллельного импорта: поставки на российский рынок выросли на 113% (для сравнения: у Китая только на 24%). На турецких курортах в этом году отдохнули почти 5 млн соотечественников. А турецкие авиакомпании и аэропорты заработали миллионы долларов на транзите. Если путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, то путь в сердце Европы россиянам теперь приходится выстраивать через Стамбул или Анкару.

После подрыва «Северных потоков» перед Турцией замаячила заманчивая перспектива стать крупнейшим газовым хабом и не просто транспортировать «голубое топливо» из России, а участвовать в ценообразовании и продавать его европейским потребителям. Для реализации этих планов уже разрабатывается проект строительства дополнительного трубопровода (сейчас в Турцию идут три «нитки» из РФ общей мощностью 47,5 млрд куб в год). Предполагается, что после пересечения границы российский газ потеряет свою национальную принадлежность: это позволит странам ЕС на словах выполнять обещание не иметь никаких дел с Россией в энергетической сфере, а на деле не отказываться от поставок.  

Однако даже в этом вопросе Реджеп Эрдоган, как ласковый теленок, двух маток сосет. С одной стороны, требует реализовать проект газового хаба с Россией без промедления. И даже демонстрирует точку на карте, где такая инфраструктура может быть построена. А с другой — активно лоббирует поставки в Европу туркменского газа в обход России. При этом сама Турция, как выяснилось на днях, держит курс на энергетическую независимость и в перспективе, как заявил турецкий лидер, намерена отказаться от покупки газа на внешнем рынке, в том числе у РФ.  

В Москве метания турецкого президента вынуждены переносить стоически. И даже идти на такие уступки, на которые в другой ситуации согласились едва ли — как, например, операция на севере Сирии. Другого такого политика в поле зрения Кремля нет, и в ближайшей перспективе он вряд ли появится. Владимир Путин считает Эрдогана трудным, но надежным партнером. Он из тех, кому палец в рот не клади — всю руку откусит. Но если была договоренность откусить только половину руки, то можно рассчитывать, что так оно и будет. Президент, как известно, это качество в политике очень ценит.

В самой Турции внешнеполитические успехи Эрдогана также не остались незамеченными. Рейтинг его партии (да и самого президента) последние годы снижался. А когда в 2018 году посты мэров крупных городов заняли представители оппозиции, некоторые заявили, что Эрдоган уже проиграл президентские выборы 2023 года.

Однако сейчас все уже не так однозначно. С одной стороны, усугубляющийся экономический кризис не может не влиять на настроения избирателей. Отказавшись от услуг специалистов, турецкий лидер нарушил все считавшиеся неприкасаемыми законы монетаризма. На галопирующую инфляцию он ответил снижением ключевой ставки. А на фоне падающей лиры (минус 44% в 2021 году и еще минус 27% в нынешнем) ввел защищенные от девальвации за счет средств бюджета депозиты.

2022 год Турция заканчивает с ростом цен на уровне 85,5%. И кредитным рейтингом В — таким же как у Уганды и Монголии. А также непонятными золотовалютными резервами: формально они вроде бы есть, но на деле практически исчерпаны, и точно не смогут стать «подушкой безопасности», если ситуация окончательно выйдет из-под контроля , как прогнозируют многие эксперты.

Однако «фантомные страхи» обитателей Кремля, которые традиционно придают большое значение макроэкономическим показателям, похоже, чужды Реджепу Эрдогану. Турецкий лидер делает ставку на то, что внешнеполитические успехи в глазах избирателей перекроют временные экономические трудности. А для народа более важным окажется восстановление былого могущества и уважения к стране, чем цены в магазинах.

Аналогично Трампу с его лозунгом «Makе America great again» Эрдоган пойдет на президентские выборы под флагом возрождения Османской империи. Одно из предвыборных мероприятий правящей партии не случайно называлось «Век Турции»: выступая перед соратниками, Эрдоган пообещал сделать Турцию одним из величайших государств мира, определяющим глобальные тренды.

Пока эту стратегию безоговорочно поддерживают 45% избирателей. Однако главный политический оппонент — мэр Стамбула Экрем Имамоглу — уже получил тюремный срок. А сохраняющаяся в мировых делах турбулентность наверняка позволит Эрдогану в преддверии выборов укрепить свой рейтинг новыми внешнеполитическими инициативами и, чем черт не шутит, все-таки усадить за стол переговоров Россию и Украину.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.